К какой же эпохе относятся древнейшие памятники первобытного искусства и когда появляются в них особенности, характерные для пиктографических изображений?

К какой эре относятся древние монументы первобытного искусства и когда возникают в их особенности, соответствующие для пиктографических изображений?


От нижнего палеолита до нас не дошло никаких памятников искусства. Только в самом конце нижнего палеолита - в период мустьерской культуры (приблизительно 100 - 4 тыс. лет до н. э.) и неандертальского человека - обнаружены 1-ые следы краски (охры). Но эти следы представляют собой еще "аморфные красноватые полосы и пятна, нанесенные на каменную плиту (пещера Ла Ферраси, Франция). Видимо, "неандертальский человек еще не мог нарисовать либо вылепить фигуру зверька"*. Таким макаром, относить (подобно Н. Я. Марру, И. И. Мещанинову, А. Г. Опиркину и др.) даже самое начало формирования картинно-синтетического письма кэпохе нижнего палеолитанет никаких оснований.

*(А. П. Окладников. Происхождение людского общества. "Глобальная история", т. 1. М.,1956, стр. 47.)

"1-ые следы первобытного искусства относятся к эре верхнего (позднего) палеолита"*, кориньяко - солютрейской (приблизительно 40 - 2тыс. лет до н. э.) культуре, и, видимо, появляются всвязи с формированием современного кроманьонского человека. Монументы изобразительного искусства сих пор, обычно, представляют собой контурные, линейные изображения животных (лев, носорог, лошадка, олень и т. д.), высеченные на камне, вырезанные на кости либо нанесенные темной и красноватой краской на горы и стенки пещер (см. рис. 5,а)**; скульптурные монументы такого же времени представлены практически только фигурами дам с подчеркнутыми признаками пола. Изображения эти еще очень просты, но довольно реалистичны.

*(Н. А. Дмитриева. Происхождение искусств. Всеобщая история искусств, т. 1. М.,1956, стр. 12.)

**(Исключение - рельефные людские фигуры из Лосселя.)

Появление древних из этих изображений, видимо, было вызвано вспыхнувшими в сознании первобытного человека ассоциациями сходства меж очертаниями камешков либо скал и видом тех либо других животных; творчество только подчеркивало это сходство*. Изображения, целикомобязанные СБОИМ (появлением творческому воображению первобытных людей, возможно, появились позднее.

*(А. П. Окладников. Указ. соч., стр. 63.)


5. Эталоны первобытной живописи: а - ориньяко-солютрейская культура; б - мадленская культура верхнего палеолита; в - эра мезолита

Пиктографическим ни один из этих ориньяко-солютрейских рисунков, видимо, считать нельзя, потому что ни какой-то из них не имеет повествовательного сюжетного нрава; они все представляют собой изолированные, обособленные, не связанные вместе и, обычно, статичные изображения отдельных животных. Не считая того, выполнены эти картинки с нехарактерным для пиктографии рвением к художественно-образному проигрыванию натуры*.

*(Некоторое условное значение имели, может быть, только точки, обнаруженные около неких орйньяко-солютрейских изображений животных (к примеру, на плитах из ориньякск их слоев пещеры Ла Ферраси).)

Основное предназначение этих рисунков - художественно-познавательное. Они представляют собой начальные пробы первобытного человека обобщить свои наблюдения, показать в рисунках те явления окружавшей его реальности, которые вызывали у него больший энтузиазм, имели для него наибольшее актуальное значение. Конкретно этим разъясняется, что практически единственными объектами этого искусства были: зверек - предмет охоты и главный источник еды и дама - предмет любовного влечения и мама - прародительница, покровительница -матриархальнородовой общины*.



*(Вместе с этим, оежвщым их предназначением многие первобытные картинки, как уже умазывалось, возможно, служили и для волшебных целей.)

Большего расцвета первобытное искусство добивается в последующую, мадлен с кую культуру (приблизительно 25 - 1 тыщ лет до н. э.) верхнего палеолита. Стенки многих пещер этой эры (пещер Комбарель, Кап Бланк, Фон де Гом, 3-х братьев во Франции, Ла Пасьега, Альтамира, Кастильо в Испании и др.) покрыты бессчетными изображениями, образующими вроде бы "картинные галереи" тех пор. Изображения эти еще реалистичней, обнаруживают еще наилучшее познание натуры, чем ориньяко-солютрейские. Не считая того, изображения эти отличаются от однокрасочных, контурных и статичных ориньяко-солютрейских рисунков собственной многоцветностью, деталировкой, чрезвычайной выразительностью и экспрессией, а именно, опытной передачей движения.

Но и в эту эру большая часть рисунков представляют собой изолированные изображения отдельных животных. "Даже в тех случаях, где наблюдаются огромные скопления рисунков, в их необнаруживается никакой определенной связи"*. Только очень немногие являются более сложными композициями, изображениями каких-то сцен. К числу таких изображений относятся: изображение группы лошадок и готовящегося прыгнуть в их сторону льва (пещера Фон де Гом), изображение группы переходящих реку оленей, у ног которых плывут рыбы (грот Лортэ в Верхних Пиренеях, рис. 5, б) и др. При всем этом конкретное содержание даже таких рисунков делает их пиктографическое толкование очень маловероятным. Против такового их истолкования свидетельствует также очень тщательное, детализированное, часто многокрасочное, художественное их выполнение.

*(А. П. Окладников. Указ. соч., стр. 64.)

Об этом же косвенносвидетельствуют и материалы этнографии: ни у 1-го из культурно отсталых народов, находившихся перед возникновением европейских колонизаторов на ступенях общественно-экономического развития, подобных концу верхнего палеолита - началу мезолита (огнеземельцы, тасманийцы, некие более отсталые племена Меланезии, экваториальной Африки, тропических лесов Амазонки), не было обнаруженонесомненных памятников письменности.

Особенный энтузиазм представляют картинки мадленскойэпохи, содержащие изобразительные элементы, которые могут быть истолкованы как условные знаки. К числу таких рисунков относятся: обнаруженное в пещере Марсуляс изображение бизона с нанесенными на его тело буквообразными знаками; осколок оленьего рога из пещеры Турдан с 3-мя знаками, еще больше напоминающими буковкы (а именно, финикийский "алеф"), и некие другие. Вероятней всего эти знаки служили целям первобытной магии; это подтверждается, к примеру, тем, что голова зубра из пещеры Марсуляс проткнута наконечником копья, а знаки на его теле напоминают отпечатки ладошки, как был символизирующие обладание этим зверьком. Еще больший энтузиазм представляет тут изображение, отысканное на горе у входа в мадленскую пещеру Ла Пасьега во Франции (рис. 4,6). Изображение это толковалось некими исследователями как пиктограмма, сообщающая о запрете входа в пещеру*. Но такое толкование только догадка, которая не может быть подтверждена.

*(К. Вейлэ. От бирки до азбуки. М. - Пг., 1923, стр. 56.)

В собственной работе о происхождении речи В. В. Бунак приходит к аналогичному выводу: "То, что понятно о древних, точнее палеолитических изображениях человека и животных на стенках пещер, ни в одной мере не подтверждает догадки о значении этих изображений, как особенных сигналов, заменяющих либо дополняющих речь"*.


Загрузка...

*(В. В. Бунак. Происхождениеречипо данным антропологии. В сб.: "Происхождение человека и древнее расселение населения земли". М., 1951, стр. 271.)

Все же, вполне опровергать мемориальное и коммуникативное предназначение неких изображений верхнего палеолита было бы неверным. Полностью может быть, что первобытный охотник, возвратившись с охоты, стремился рисунком закрепить в собственной памяти образ в особенности поразившего его зверька; может быть также, что, рассказывая об охоте сородичам, он дополнял рассказ изображением этого зверька. В первом случае набросок имел, хотя бы отчасти, мемориальное предназначение, во 2-м - коммуникативное. Правда, ни рисунокдля памяти, ни "иллюстративное" дополнение к устному рассказу, как ранее говорилось, не являются еще пиктографическим письмом, но элементы пиктографии тут уже налицо.

Еще больше вероятноналичие пиктографических частей в искусстве мезолита (приблизительно с 15 по 8 - 6тысячелетия до н. э.). Вместе с изолированными изображениями отдельных животных, соответствующими для верхнего палеолита, в мезолитическом искусстве возникают бессчетные более сложные изобразительные композиции сюжетного, повествовательного нрава. В особенности обширно они представлены в позднекапсийской культуре Восточной Испании и Северо-Западной Африки (рис. 5, в). "Тут мы лицезреем по преимуществу необъятные многофигурные композиции повествовательного нрава, строго обмысленные тонкие сцены, в каких участвуют люди и разные животные, объединенные единством сюжета и деяния. Каждый набросок, любая такая композиция представляет собой целый рассказ в красках, с определенной фабулой, всегда пронизанной определенным чувством, всегда чувственно окрашенной"*.

*(А. П. Окладников. Указ, соч., стр. 101.)

Возникновение таких изображений в мезолитическую эру, непременно, было связано с предстоящим развитием человеческогомышления, а как следует, и речи. "Равномерно усложнившиеся представления человека об окружающей природе принудили находить разъяснения связи явлений. Конкретная яркость восприятий времен палеолита была утрачена, но в то же время первобытный человек этой новейшей эры научился более глубоко принимать реальность в ее отношениях и обилии. В искусстве наращивается схематизация изображения и сразу повествовательная сложность, приводящая к попыткам передать действие, событие"*. "Возникают изображения, передающие более сложные, глубочайшие и отвлеченные понятия"**.

*(В. Шлеев. Главные этапы развития первобытного искусства. "Всеобщая история искусств", т. 1. М., 1956, стр. 31.)

**(А. П. Окладников. Первобытные изобразительные искусства и архитектура. БСЭ, изд. 2, т. 3. М.,1955, стр. 359.)

Многие из памятников мезолитического искусства, непременно, соединяли художественные функции с пиктографическими. Многие из их являлись развернутыми, сюжетными (в отличие от верхнего палеолита) "иллюстрациями" к рассказу о том либо ином большом событии (военном, охотничьем) либо же служили для закрепления этого действия в памяти, при этом, может быть, не только лишь в персональной памяти рассказчика и слушателей, "о и в коллективной памяти данного родового общества. Но и эти изображения вряд ли можно считать чисто пиктографическими.

Это подтверждается, а именно,тем, чтоу культурно отсталых народов, находившихся до недавнешнего времени на ступенях развития, близких к мезолиту, и применявших подобные изображения (у бушменов и т. д.), еще не было пиктографии в чистом ее виде, т. е. не было писем-посланий, летописей-хроник, надгробных надписей и других изображений, рассчитанных на передачу сообщений отсутствующим, воображаемым адресатам.

Этот вывод подтверждается также тем, что членораздельная речь, видимо, получила окончательное оформление ко времени мезолита*. Меж тем применение письменности может быть только на базе еще больше развитого мышления, чем использование членораздельной речью, подразумевает еще больше сложные связи с реальностью (типа реальность - мышление - язык - письмо).

*(См., к примеру, уже упоминавшуюся работу В. В. Бунака "Происхождение речи но данным антропологии", стр. 275 - 276. )

Особенное место посреди изобразительных памятников мезолита занимают так именуемые "масдазильские знаки". "Знаки" эти, обнаруженные в 1887 г. в мезолитической пещере Маед'Азиль (французские Пиренеи), представляют собой плоские камни (гальки) с нанесенными на их красноватой охрой геометрическими узорами (округлые пятна, поперечные полосы, кресты, зигзаги, решетки, звезды и т. д.- см. рис. 4, а). Подобные картинки на гальках были обнаружены и в других мезолитических пещерах Верхних Пиренеев (пещеры де ла Круазад, де ла Турасс, де Гурдан, Риета и др.). Французский ученый Э. Льетт, открывший "масдазильские знаки", считал их монументами некоей старой письменности, а пещеру Мас д'Азиль - превосходной подземной школой мезолитических писцов; Э. Пьетт выдвинул даже теорию о происхождении от масдазильских символов букв финикийского письма*.

*(Е. Piette. Les galets colories du Mas d'Asil. "Antropologie". Paris,1896, v. 7, № 4, p. 385 - 427.)

В текущее время такое осознание "масдазильских символов" приверженцев практически не имеет*. "Как можно представить для себя внедрение такового письма,- справедливо спрашивает Ж. Феврие,- если каждый камешек имеет в подавляющем большинстве случаев только один символ?"**. Не считая того, наличие у людей эры мезолита развитой письменности с целой системой условных символов резко противоречит всем сведениям о людях этой эры.

*(Временное возрождение теории о лиасдазяльском происхождении финикийских букв вышло послеоткрытия зиаишв, подобных масдазилъеким, на неолитических дольменах Альвао, в Португалии. Некие германские историки (Г. Вильке, Г. Шуяардт и др.) узрели в знаках Альвао "промежуточное звено" меж масдазильскими знаками и финикийскими знаками и вновь выдвинули на этой базе теорию об арийском, а не семитическом происхождении буквенно-звукового письма (см. к примеру G. Wilkе. Sudwesteuropaische Megalithkulturundihre Bewegungzum Orient. Wurziburg, 1912).)

**(J. Fevrier. Histoire de 1'ecriture. Paris, 1948, p. 34.)

Потому большая часть современных исследователей считают, что масдазильские знаки служили для целей первобытной магии либо гадания. Огромное распространение получила догадка, согласно которой масдазильские знаки (подобно древесным и каменным австралийским "чурингам" - см. ниже) представляли собой вроде бы "вместилища душ" погибших сородичей*. Это доказано находкой в другой мезолитической пещере Бирзек (Швейцария) более чем двухсотен таких же галек; большая часть из их еще в древности было нарочито разбито. Видимо, это было изготовлено с целью поражения душ - покровительниц пещеры Бирзек при нападении на ее жителей агрессивного им рода. Не исключено также, что масдазильские гальки являлись какими-то простейшими счетными знаками.

*(П. П. Ефименко. Первобытное общество, изд. 3. Киев, 1953, стр. 252, 624.)

Окончательное сформирование картинно-синтетического (пиктографического) письма скорее всего относится к эре неолита, начавшейся для большинства народов с 8 - 6 1000-летий до н. э., либо же ко времени перехода к энеолиту.

Вывод этот подтверждается сначала данными археологии и истории, а именно анализом древних памятников письменности величавых цивилизаций Востока. Правда, практически все дошедшие до нас древние шумерские (середина IVтысячелетия до н. э.), египетские (конец IVтысячелетия до н. э.), протоиндийские (IIIтысячелетие до н. э.), критские (конец IIIтысячелетия до н. э.) и китайские (середина IIтысячелетия до н. э.) монументы письменности относятся ко времени, когда народы этих государств переживали энеолит. Но в этих монументах шумерское, египетское, протоиндийское, критское и китайское письмо стает уже как письменные системы, далековато продвинувшиеся в собственном развитии от начального пиктографического письма к логографии (см. гл. 4).Потому если только не считать, что письменность этих народов появилась под любым чужим воздействием (а такая догадка, как показано в гл. 4, допустима; только для критского и протоиндийского письма), то время начального зарождения письма у этих народов следует относить ко времени, когда эти народы еще переживали неолит либо только начинали переход к энеолиту.

Вывод о том, что формирование и расцвет начального картинно-синтетического письма следует относить к неолиту, подтверждается также данными этнографии. Как уже указывалось, народы, стоявшие ко времени возникновения европейцев на ступенях общественно-экономического развития, соответствовавших концу верхнего палеолита (огнеземельцы, тасманийцы и др.) и мезолита (к примеру, бушмены), сколько-либо сформировавшейся письменности не имели. Напротив, большая часть народов, находившихся ко времени европейских завоеваний на ступенях развития, близких к неолиту (краснокожие Северной Америки, многие народы Последнего Севера, некие африканские племена), обладало развитой картинно-синтетической письменностью. В отличие от "рисунков для памяти" и "иллюстраций к устному рассказу", письменность эта была, обычно, рассчитана на адресатов, отсутствующих в данном месте либо на этот момент. При всем этом она включала самые разные виды пиктограмм. Одни предназначались для закрепления сообщений во времени (надгробные надписи, племенные летописи-хроники, мемориальные записи каких-то больших событий, критерий обмена, молитв, заклинаний, обычаев, легенд и т. д.- см. рис. 1,а; 2, б; 3, б; 3, в; 3, г),другие для передачи сообщений на расстояние (послания войны либо мира, сообщения о событиях войны и охоты, письма-прошения, любовные письма и т. п. - см. рис. 1, б; 2, а; 3, а).





Возможно Вам будут интересны работы похожие на: К какой же эпохе относятся древнейшие памятники первобытного искусства и когда появляются в них особенности, характерные для пиктографических изображений?:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: К какой же эпохе относятся древнейшие памятники первобытного искусства и когда появляются в них особенности, характерные для пиктографических изображений?