ОСНОВНЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОЩУЩЕНИЙ

Главные ЭМПИРИЧЕСКИЕ Свойства Чувств


В согласовании с общей стратегией предпринятого исследования, первым определенным шагом становится исследование того, в каких специфичных экспериментально выявленных свойствах выражаются феноменологические особенности чувств как простых психологических процессов. Список главных эмпирических черт чувств и послужит начальным пт дифференциации "первых" психологических сигналов по сопоставлению с сигналами нервными.

В этот схематический список войдут, но, только общие характеристики чувств. Особенности разных видов чувств, тщательно и многосторонне исследованные и описанные в экспериментальной психологии (Ананьев, 1961; Стивенс, 1961), специально рассматриваться тут не будут, потому что наша задачка – выделить качественноструктурные характеристики, объединяющие все виды чувств.

Таковой более общей чертой является пространственно-временная структура, потому конкретно с нее целенаправлено начать анализ чувств.

Пространственно-временная структура чувств

Проекция – традиционная черта хоть какого чувства. Проекция, либо локализация, как отображение места в пространстве есть проигрывание координаты в определенной системе отсчета относительно ее начала. Но постоянная координата очевидно представляет собой личный случай меняющегося места, т.е. перемещения, либо конфигурации пространственной координаты во времени. Потому на теоретическом уровне все есть основания ждать, что начальной чертой пространственно-временной структуры чувства, детерминирующей в качестве собственных производных фактически пространственные и фактически временные ее составляющие, должно быть отображение движения как одного пространственно-временного характеристики объектов, отображаемых в ощущении.

Эмпирические данные, относящиеся к различным видам чувств, свидетельствуют в пользу положения об начальной роли движения в пространственно-временной структуре сенсорных процессов. Более завершенной интегральной и размеренной формы пространственная структура сенсорных процессов добивается в области зрительных чувств.

Зрительное сенсорное поле, казалось бы, свободно от неотклонимой связи с отражением движения. Меж тем, данные генетической психофизиологии зрения ясно демонстрируют, что начальной ступенью зрительных чувств было конкретно отображение перемещения объектов. Фасеточные глаза насекомых отлично работают только при воздействии передвигающихся раздражителей. Они являются "особыми сенсорами движения" (Грегори, 1970). Так обстоит дело со зрением не только лишь беспозвоночных, да и многих позвоночных животных. Понятно, к примеру, что сетчатка лягушки, описываемая как "сенсор насекомых", реагирует конкретно на перемещение последних. В окружении недвижных насекомых лягушка может погибнуть от голода.

Об начальной роли отображения движения человеком гласит широкий, но недостаточно систематизированный и истолкованный материал психологии ранешнего юношества. Обобщая факты различных исследователей, подкрепленные своими данными, Б. Г. Ананьев (1970) определяет принципное эмпирическое заключение: "Движение объекта ранее и первичнее становится источником сенсорного развития и перестройки сенсорных функций, ежели, к примеру, хватательное движение субъекта" (с. 230).



Рассматривая этот генетический факт в связи с анализом "самых первичных критерий образования восприятия места", Б. Г. Ананьев делает вывод, "что поле зрения малыша формируется конкретно передвигающимися объектами, в число которых, естественно, заходит и сам взрослый человек" (там же, с. 234).

Направление эволюционного развития пространственновременной структуры зрительного поля, имеющее своим началом отображение движения, получило воплощение в строении и функционировании сетчатки глаза человека. Так, периферия сетчатки стимулируется движением, которое еще совершенно не чувствуется, но вызывает рефлекторный поворот глаз. Потом при перемещении раздражения несколько поближе к центру появляется чувство движения, не дающее еще, но, способности найти внутренние свойства передвигающегося объекта. Рассматривая эти и подобные им факты, Р. Грегори (1970) делает заключение о том, что "все глаза являются сначала сенсорами движения" (с. 105), и что "практически только, возможно, глаза высших животных способны давать мозгу информацию о недвижных объектах" (там же, с. 101).

Значительно, но, что экспериментальная психология зрения располагает не только лишь данными, указывающими на генетическую первичность отражения движения объекта, но фактами, свидетельствующими о том, что пространственная структура зрительных чувств формируется на базе этого отражения перемещений. Такой, к примеру, парадокс кинетического эффекта глубины, приобретенный Метцнером, а потом воспроизведенный в критериях монокулярного восприятия Г. Уоллахом и Д. О'Коннелом. Эффект этот состоит в том, что теневые фигуры, секундное изображение которых в поле зрения 1-го глаза видится как двухмерное, показываются, но, как трехмерные при условии, если объект, тень которого рассматривает наблюдающий, крутится с определенной скоростью (Wallach, O'Connel, 1953). Данный факт имеет принципное значение: он указывает, что бинокулярная диспаратность сетчаточных изображений не является единственным механизмом формирования трехмерной пространственной структуры сенсорного поля и что основой построения трехмерной структуры является проигрывание движения объекта, которое может отображаться и монокулярно.

Временной и кинетический эффекты глубины свидетельствуют о том, что одновременная фактически пространственная структура сенсорного поля, в обыденных критериях представляющаяся вначале данной, имеет под собственной феноменологической поверхностью отображение поочередной смены координат. При всем этом принципное значение для свойства формирующейся системы координат, в какой отображается перемещение, имеет тот факт, что, так как зрительный образ дифференцирует перемещение наблюдающего и движение объекта (если не гласить об призрачных эффектах), начало отсчета в таковой пространственной системе координат оказывается связанным не с самим передвигающимся наблюдателем, а с окружающей средой (Оттенке, 1970).

Набросок 2. Проигрывание испытуемым осязательного вида
развернутости плоскостей в трехмерном пространстве

Исследование, проведенное В. В. Лоскутовым (1972), привело к принципиальному для реального контекста результату. Оно показало, что симультанирование (одновременное проигрывание) сукцессивного (поочередно осуществляющегося) ряда происходит и при поочередном проецировании точек на ограниченный участок сетчатки, что в пределе исключает передачу сигналов в мозг по параллельным каналам.

В данном случае одновременная пространственная структура поновой строится из поочередного временного ряда, но, и это более значительно, только при условии, если обеспечивается, хотя бы на самом его пороге, видение движения проецируемой точки (Лоскутов, 1972).


Загрузка...

Во всех вышеприведенных эффектах пространственная структура зрительного чувства очевидным образом выступает не как начальная предпосылка, как вторичный итог отображения движения, возникающий в критериях, когда продолжительность временных интервалов допускает возможность симультанирования.

Прямые эквиваленты этих зрительных феноменов, еще больше ясно обнажающие (в силу большей элементарности и прямой доступности наблюдению) их начальное существо, имеются и в области тактильных чувств. Так, было показано, что в критериях относительного покоя объекта на кожной поверхности способности отображения пространственной структуры очень ограничены (Шифман, 1940). Тут, естественно, имеется примитивная форма диффузной пространственной локализации, но нет готовой упорядоченной схемы тактильного места. Следующие опыты ясно проявили, что построение таковой пространственной сенсорной схемы тактильного поля связано с отображением движения. При всем этом, так как идет речь не о кинестезии, а о тактильной сфере либо о пассивном осязании, такое формирование пространственной структуры связано с отражением движения объекта по покоящейся кожной поверхности (Ананьев, Веккер, Ломов, Ярмоленко, 1959).

В особенности значительно выделить, что уже в области контактных тактильных чувств на базе отображения движения появляется собственный "кинетический эффект глубины", т.е. формируется трехмерная пространственная схема, включающая в себя элементы дистантной проекции психологического изображения. В наших опытах было показано, что такая трехмерная схема появляется при отображении поочередного движения поначалу одной грани куба, потом перпендикулярного к ней ребра, а потом обратной грани по ограниченному участку кожи пальца (рис. 2). Как демонстрируют картинки и словесные отчеты испытуемых, в этих критериях формируется адекватное отражение третьего измерения, развернутости плоскостей в трехмерном пространстве. В итоге симультанирования поочередных временных компонент чувств движения образы плоскостей, отдельных друг от друга и от рецепторной поверхности "третьим измерением", врубаются в единую симультанную пространственную структуру. Это и составляет элемент дистантной проекции уже снутри контактного чувства. Принципиально увидеть, что образ, объективированный в рисунке 3, еще не содержит определенной пространственной структуры отдельного объекта, но уже воплощает внутри себя общую трехмерную пространственную схему, формирующуюся как итог отображения движения.

Ежедневный опыт и особые данные экспериментальных исследовательских работ на животных и человеке свидетельствуют о том, что отображение пространственного перемещения существует и в области слуховой модальности. Хотя экспериментальных исследовательских работ, конкретно посвященных слуховому отображению движения, еще сильно мало (см. Носуленко, 1990), все таки имеются факты, не оставляющие колебаний относительно эмпирической обоснованности сформулированного заключения. Так, в исследовании С. Стивенса испытуемые показывали изменяющуюся координату звучащего репродуктора, размещенного на конце вращающейся балки и меняющего свое положение (Стивенс, 1963). Отлично понятно, какую важную роль играет слуховое отображение пространственного перемещения источника звука за пределами зрительного поля. Особенное значение имеет эта функция слуховых чувств при ограниченной сенсорной базе, когда зрительные чувства вообщем отсутствуют. Экспериментальная психология располагает фактами, свидетельствующими о том, что и в области слуховых чувств отображение меняющейся координаты, т.е. проигрывание движения, ведет к формированию симультанной пространственной структуры вида.

Так, в опытах Н. Г. Хопрениновой (1961) выполнялось перемещение источника звука (постукивание карандашом) по контурам разных объектов. Опыты проявили, что в этих критериях и у слепых, и у зрячих испытуемых формировались образы пространственной структуры тех объектов, по контурам которых происходило перемещение источника звука.

Слепые испытуемые создают такое слуховое дифференцирование пространственной структуры резвее и адекватнее, да и у зрячих оно в ряде всевозможных случаев доходит до 100%, в особенности при вторичном предоставлении (Хопренинова, 1961). Совсем ясно, что образ пространственной структуры отдельного объекта в этой ситуации формируется конкретно поэтому, что его контур совпадает с траекторией движения источника звука. Сукцессивный пространственно-временной образ поочередной смены координаты, воплощенный в линии движения, преобразуется в симультанную фактически пространственную структурную схему. Особенный, искусственный и личный нрав этой экспериментальной ситуации состоит как раз в том, что траектория движения источника звука совпадает с контуром отдельного объекта. Конкретно в силу этого совпадения сенсорная слуховая структура доведена тут до перцептивного отображения формы. В обыденных критериях формирования слуховых чувств этого не происходит. Общая же закономерность, вскрытая этим "личным случаем", но представленная и в других естественных критериях слухового отображения перемещений, заключается в том, что временная последовательность компонент вида траектории перемещения преобразуется в симультанную структуру и сформировывает одновременную схему слухового места. Обозначенные факты молвят о существовании слухового эквивалента упомянутых выше зрительных и тактильных феноменов симультанирования сукцессивного ряда, в каких фактически пространственная схема, включающая в себя феномен проекции, выступает не как готовая начальная предпосылка, как итог отображения движения в единстве его пространственновременных черт. Что касается пространственных компонент в сенсорных процессах обонятельной модальности, то в силу редуцированности ее функций у человека экспериментальный материал тут очень ограничен. Имеются, но, принципиальные факты, приобретенные в исследовательских работах пространственной ориентации у животных. Так, исследовательскими работами И. С. Бериташвили (1952), специально направленными на выявление роли чувств различных модальностей в отображении места, показано, что при выключенном зрении животное (кошка) может ориентироваться в пространстве на базе регулирующей функции обонятельных сигналов. Если еда находится на маленьком расстоянии от животного (15-20 см), то оно выяснит по запаху ее положение и тянется к ней. "Если держать мясо перед носом на таком расстоянии и передвигать его медлительно в ту либо другую сторону, то кошка потянется за мясом и будет передвигаться за ним" (Бериташвили, 1959). Этот обычной факт, как и широкий опыт наблюдения за двигательным поведением охотничьей собаки в критериях замаскированности зрительных сигналов, ясно свидетельствует о том, что обонятельное чувство содержит пространственные составляющие, отображающие смену координат источника аромата, т.е. практически с той либо другой степенью точности воспроизводящие линию движения его движения.

Отображение размеренного местопребывания объекта в пространстве (локализация, либо проекция, обонятельного чувства) и тут представляет собой личный случай отображения линии движения его движения.

Такое проигрывание траектории движения по существу представляет собой очевидный обонятельный эквивалент обрисованных выше феноменов зрительного, тактильного и слухового симультанирования пространственной схемы, представленный, возможно, в более грубой форме из-за на физическом уровне обусловленной диффузности процесса распространения аромата. Принципная же форма организации обонятельной сенсорной структуры остается и тут, по-видимому, той же. Исходя из простых общефизических суждений, есть основания считать, что как раз в силу диффузности процесса распространения молекул летних веществ в воздушной среде конкретно перемещение источника аромата в пространстве и возникающие на его базе интенсивностные и пространственно-временные градиенты делают опорные точки для формирования пространственных компонент обонятельного чувства.

Одним из фактических оснований заключения о подчиненности обонятельных чувств двигательновременно-пространственной схеме сенсорного поля является бинарность эффектов обонятельной системы и достоинства пространственной ориентации в критериях диринического чутья по сопоставлению с монориническим (Ананьев, 1955; 1961). Таковы факты связи пространственной структуры чувств с отображением движения в области экстерорецептивных модальностей. Аналогичным образом обстоит дело и в области кинестетических и вестибулярных сигналов.

Все приведенные выше факты, характеризующие интрамодальную и интермодальную пространственновременную структуру сенсорных процессов, свидетельствуют в пользу положения об начальной роли отображения перемещений наружных объектов и самого организма и о том, что фактически пространственный компонент отображения локализации и фактически временные составляющие отражения последовательности и продолжительности являются производными и вытекают из единой пространственно-временной организации сенсорных образов движения (схема 3).





Возможно Вам будут интересны работы похожие на: ОСНОВНЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОЩУЩЕНИЙ:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: ОСНОВНЫЕ ЭМПИРИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ОЩУЩЕНИЙ