Наследование по завещанию

Наследование по завещанию


Завещанием (testamentum - тестаментум) в римском праве признается не всякое распоряжение лица на случай погибели, а только такое, которое содержит предназначение наслед­ника. По традиционному праву требуется, чтоб такое на­значение было в самом начале завещания. Предназначение на­следника составляет существенную часть завещания: если в распоряжении, изготовленном на случай погибели, имеются даже исчерпающие указания, кому и в каких толиках должно перейти имущество после погибели данного лица, но никто не назван в этом распоряжении в качестве наследника (никому не дано имя наследника), завещание недей­ствительно. Предназначением наследника, но, завещание может и не исчерпываться; в нем могут также содер­жаться отказы (легаты), назначены опекуны к малолетним наследникам и т. п.

Завещание есть односторонняя сделка, т. е. выражение воли только завещателя. То событие, что завещание получит действительное значение только при усло­вии, если назначенный в нем наследник согласится принять наследие, не делает завещания контрактом, ибо это выра­жение воли наследника имеет место не при совершении заве­щания (как, к примеру, согласие одаряемого при одарении), а только после погибели завещателя, как совсем самостоя­тельный, отдельный от завещания акт. Однобокий ха­рактер завещания проявляется, меж иным, в праве заве­щателя в хоть какое время также односторонне поменять либо совсем отменить завещание.



Условия реальности завещания. Для совершения завещания требуется особая способность: testamenti factio activа (тестаменти фасцио актива). Такая способность требуется в момент совершения завещания. Таковой способно­сти не имеют недееспособные, сумасшедшие, расточители, лица, осужденные за некие порочащие злодеяния и пр.

Форма завещания, очень массивная в древ­нейшее время, равномерно упрощалась, но все-же и в праве Юстиниана была довольно сложной, ввиду требования присутствия 7 очевидцев. Но письменная форма не была непременно неотклонимой.

Вместе с личными завещаниями, практиковались общественные, составляемые при участии органа гос власти:

а) методом занесения распоряжения за­вещателя в протокол суда либо городского магистрата;

б) методом передачи в императорскую канцелярию на хранение письменного завещания.

Предназначение наследника должно быть изготовлено лично завещателем (нельзя, например, назначить наследником “кого вы­берет Тиций”), ясно и точно; должно быть назначено “опре­деленное лицо”. К их числу сначало относили, а именно, постумов (т. е. лиц, за­чатых при жизни завещателя, но к моменту его погибели еще не родившихся), также юридические лица; в позднейшем императорском праве предназначение тех и других было допущено. Но во всяком случае лицо, назначаемое наследником, должно владеть testamenti factio passive (тестаменти фасцио пассива), т. е. способностью быть назначенным наследником.

Таковой возможности не имели, на­пример, лица, которые в момент погибели завещателя еще не были зачаты, детки муниципальных преступников и др.

Некие лица, хотя и имели testamenti factio passiva, но не могли получать наследие вполне либо в части, если не отпадет событие, признаваемое по закону препят­ствием для получения наследия. Так, по законам Августа о борьбе с безбрачием и бездетностью холостые мужчины в возрасте 25—60 лет и незамужние дамы 20—50 лет могли получать наследие по завещанию только после бли­жайших родственников: после всякого другого завещателя они получали наследие только в этом случае, если в течение 100 дней после открытия наследия вступали в брак и т. д.

Предназначение наследника под условием допускалось, если условие имеет нрав отлагательного. В данном случае наследие раскрывается не в момент погибели наследодателя, а по пришествии условия. Условие отменительное в завещании не допускалось поэтому, что оно противоречит принципу римского наследного права: лицо, раз ставшее наследником, остается в этом положении навечно, а меж тем наступле­ние отменительного условия привело бы к прекращению прав и обязательств наследника. Если все же наследник назначен под отменительным условием, условие считается не написанным, и наследник признается назначенным непременно.


Загрузка...

Равным образом, не допускается при предназначении наслед­ника включение срока как отменительного, так и отлагатель­ного; при нарушении этого требования сроки числятся неписанными.

Примером отлагательного условия может служить подназначение наследника (substitutio - субституцио). Более рас­пространенный вид субституции сводится к тому, что в завещании назначается вроде бы запасный наследник на случай, если назначенный на первом месте по той либо другой причине (смер­ти, нежелания принять наследие и т. п.) не сделается наследником (так именуемая substitutio vulgaris – субституцио вульгарис, обычная субституция).

Наследник — универсальный преемник. Потому, если лицо назначено наследником и совместно с тем завещатель указы­вает, что этот наследник должен получить такую-то вещь, он все таки числился универсальным пре­емником и получал все наследие. Но если по смыслу завещания было видно, что завещатель желал, чтоб осталь­ное (не считая обозначенного для наследника) имущество поступило другому лицу, завещание толковалось так, что наследник должен бросить для себя обозначенную в завещании вещь, а осталь­ное передать в качестве так именуемого фидеикомисса (о нем дальше) другому лицу.

В древную эру завещатель воспользовался неогра­ниченной свободой распоряжаться своим имуществом. Но по мере разложения старенькой патриархальной семьи, с одной стороны, и утраты былой простоты и строгости характеров, с другой стороны, завещатели стали производить эту неограниченную свободу завещатель­ных распоряжений так, что имущество другой раз передавалось по завещанию совсем сторонним и даже случаем оказавшимся лицам, а наиблежайшие родственники завещателя, в значимой мере способствовавшие своею деятельностью образованию наследного имущества, ничего из него не получали. На этой почве равномерно появились ограниче­ния завещательной свободы, разросшиеся потом в право не­которых наследников по закону на так именуемую обяза­тельную долю в наследии, т. е. на то, чтоб и в случае составления завещания им было обеспечено, не считая особенных ис­ключительных случаев, получение некого минимума из на­следства.

По древнему цивильному праву для завещателя было установлено только то ограничение, что собственных домочадцев он не должен обходить в завещании полным молчанием: он должен либо назначить их наследниками, либо прямо лишить их наследия, хотя бы и не указав никакого почтительного для того основания. В древную эру завещание состав­лялось в народном собрании; разумеется, рассчитывали на то, что лишить наследия самых близких людей без всякой ува­жительной предпосылки завещателю помешает ужас перед обще­ственным воззрением. При всем этом лишение наследия подвласт­ных отпрыской (включая так именуемых постумов мужского пола, т. е. родившихся после погибели завещателя, но уже за­чатых ко времени составления завещания), должно было со­вершаться поименно в отношении каждого; дочерей и посту­мов дамского пола можно было и не именовать по имени (“все остальные мои подчиненные лишаются наследия”). Не­соблюдение этих правил в отношении отпрыска тянуло за собой ничтожность завещания и открытие наследия по закону (ab intestate – аб интестате). При несоблюдении этих правил в отношении дочери, внука, внучки завещание сохраняло силу, но непра­вильно обойденные в завещании лица “прирастали” к наз­наченным в завещании наследникам, т. е. вкупе с ними уча­ствовали в наследовании.

Жизнь показала, что формальное требование, обра­щенное к завещателю, либо назначить этих ближайших род­ственников наследниками, либо прямо лишить их наследия, не ограждает легитимных интересов этих лиц. Вследствие этого в практике суда, в компетенцию которого входили споры о наследии (так именуемого центумвирального суда) было установлено, что более близких родственников недоста­точно просто упомянуть в завещании, но нужно и за­вещать им узнаваемый минимум (неотклонимая толика). Если за­вещатель поступал по другому, наследник, имеющий право на такую неотклонимую долю, и ее не получивший, мог предъя­вить особенный иск - жалобу на то, что завещание нарушает нравственные обязанности. В слу­чае основательности этого иска, трибунал признавал завещателя интеллектуально ненормальным, в силу чего завещание признавалось недействительным.

Круг лиц, за которыми признавалось право на обя­зательную долю, был претором расширен присоединением к ним также эманципированных деток.

(схема 2)

В традиционную эру право на неотклонимую долю уже принадлежало еще больше широкому кругу наследников, а конкретно: нисходящим и восходящим родственникам завещателя — непременно, пол­нородным и единокровным братьям и сестрам завещателя — при условии, если наследником в завещании назначено лицо опороченное. Размер неотклонимой толика определялся поначалу одной четвертью той толики, какую получило бы данное лицо при наследовании по закону. В праве Юстиниана размер неотклонимой толики стали определять бо­лее гибко: если б при наследовании по закону данное лицо получило более четверги наследия, то неотклонимая толика исчислялась в размере одной трети от этой легитимной толики; если же при наследовании по закону лицо получило бы наименее четверти, то неотклонимая толика равнялась половине того, что лицо получило бы по закону.

Если неотклонимая толика не оставлена по почтительной причине, завещание сохраняло полную силу. Уважительность предпосылки устанавливалась в традиционную эру по усмотре­нию суда. Юстиниан отдал исчерпающий список таких оснований для лишения неотклонимой толики: к примеру, при­чинение угрозы для жизни завещателя, вступление дочери, не достигшей 25 лет, в брак против воли родителя и т. д.

Последствием предъявления “иска о нарушении за­вещателем нравственных обязательств” в традиционную эру была не полная недействительность завещания, а только — в той мере, в какой нужно для ублажения жалоб­щика, т.е. для того, чтоб ему получить неотклонимый мини­мум. При всем этом, если имеющих право на обя­зательную долю было несколько человек, либо в завещании назначено было несколько наследников, оспаривание был должен вести любой из обойденных против каждого из наслед­ников в отдельности; если, к примеру, обойденный к одному из 2-ух наследников по завещанию иск предъявил, а к дру­гому нет — то в отношении второго наследника завещание сохраняло полную силу.

Если завещатель не совершенно лишал собственного наиблежайшего наследника неотклонимой толики, а только назначал ему ее не в полном размере, заинтересованному наследнику давался иск о дополнении легитимной толики.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Наследование по завещанию:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Наследование по завещанию