Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня-богатыри

Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня-богатыри


* * *

В неком королевстве, в неком государстве жил-был старик со старухою; малышей у их не было. Гласит раз старик: «Старуха, поди купи репку – за обедом съедим». Старуха пошла, купила две репки; одну кое-как изгрызли, а другую в печь положили, чтоб распарилась. Погодя незначительно слышат – что-то в печи орет: «Бабушка, откутай; здесь горячо!» Старуха открыла заслонку, а в печи лежит жива девченка. «Что там такое?» – спрашивает старик. «Ах, старик! Господь отдал нам девочку». И старик и старуха прочно обрадовались и окрестили эту девченку Репкою.

Вот Репка росла, росла и выросла большая. В одно время приходят деревенские девки и требуют: «Бабушка, отпусти с нами Репку в лес за ягодами». – «Не пущу, к…ны детки! Вы ее в лесу покинете». – «Нет, бабушка, ни за' что не кинем». Старуха отпустила Репку. Собрались девки, пошли за ягодами и зашли в таковой глухой лес, что зги не видать. Глядь – стоит в лесу избушка, вошли в избушку, а там на столбе медведь посиживает. «Здравствуйте, красноватые девушки! – произнес медведь. – Я вас издавна жду». Посадил их за стол, наклал им каши и гласит: «Кушайте, хорошие-пригожие! Которая есть не будет, тоё замуж возьму». Все девки кашу едят, одна Репка не ест. Медведь отпустил девок домой, а Репку у себя оставил; притащил сани, прицепил к потолку, лег в эти сани и принудил себя качать. Репка стала качать, стала приговаривать: «Бай-бай, старенькый хрен!» – «Не так! – гласит медведь. – Сказывай: бай-бай, милый друг!» Нечего делать, стала качать да приговаривать: «Бай-бай, милый друг!»



Вот так прожил медведь с нею близко года; Репка забрюхатела и задумывается: вроде бы отыскать случай да уйти домой. Раз медведь пошел на добычу, а ее в избушке оставил и заклал дверь дубовыми пнями. Репка давай выдираться, силилась-силилась, кое-как выдралась и удрала домой. Старик со старухой обрадовались, что она нашлась: живут они месяц, другой и 3-ий; а на 4-ый Репка родила отпрыска – половина человечья, половина медвежья; назвали его и дали имя Ивашко-Медведко. Зачал Ивашко расти не по годам, а по часам; что час, то на вершок выше подается, как будто кто его в гору [518] тащит. Ударило ему пятнадцать лет, стал он ходить с ребятами на игры и шутить шуточки плохие: кого ухватит за руку – рука прочь, кого за голову – голова прочь.

Пришли мужчины сетовать, молвят старику: «Как хочешь, земляк, а чтоб отпрыска твоего тут не было! Нам для его удали не убить собственных детей!» Старик запечалился-закручинился. «Что ты, дедушка, так невесел? – спрашивает Ивашко-Медведко. – Али кто тебя обездолил?» Старик тяжело вздохнул: «Ах, внучек! Один ты у меня был кормилец, и то велят тебя из села выслать». – «Ну что ж, дедушка! Это еще не неудача; а вот неудача, что нет у меня обороны. Поди-ка, сделай мне металлическую дубинку в 20 5 пуд». Старик пошел и сделал ему двадцатипятипудовую дубинку. Ивашко простился с дедом, с бабою, взял свою дубинку и пошел куда глаза глядят.

Идет путем-дорогою, пришел к реке шириной в три версты; на берегу стоит человек, спер реку ртом, рыбу ловит усо'м, на языке варит да ест. «Здравствуй, Усыня-богатырь!» – «Здравствуй, Ивашко-Медведко! Куда идешь?» – «Сам не ведаю: иду куда глаза глядят». – «Возьми и меня с собой». – «Пойдем, брат! Я товарищу рад». Пошли двое и увидали богатыря – захватил тот богатырь целую гору, понес в лог и верстает дорогу. Ивашко опешил: «Вот волшебство так волшебство! Уж больно силен ты, Горынюшка!» – «Ох, братцы, какая во мне сила? Вот есть на белоснежном свете Ивашко-Медведко, так у того и впрямь сила величавая!» – «Да ведь это я!» – «Куда ж ты идешь?» – «А куда глаза глядят». – «Возьми и меня с собой». – «Ну, пойдем; я товарищам рад».

Пошли трое и узрели волшебство – богатырь дубье верстает: который дуб высок, тот в землю пихает, а который низок, из земли тянет. Опешил Ивашко: «Что за сила, за могута величавая!» – «Ох, братцы, какая во мне сила? Вот есть на белоснежном свете Ивашко-Медведко, так тот и впрямь силен!» – «Да ведь это я!» – «Куда же тебя бог несет?» – «Сам не знаю, Дубынюшка! Иду куда глаза глядят». – «Возьми и меня с собой». – «Пойдем; я товарищам рад». Стало их четыре.


Загрузка...

Пошли они путем-дорогою, длительно ли, кратко ли – зашли в черный, глухой лес; в том лесу стоит малая избушка на курячьей ножке и все повертывается. Гласит Ивашко: «Избушка, избушка! Стань к лесу задом, а к нам передом». Избушка поворотилась к ним передом, двери сами растворилися, окна открылися; богатыри в избушку – нет никого, а на дворе и гусей, и уток, и индеек – всего вволю! «Ну, братцы, – гласит Ивашко-Медведко – всем нам посиживать дома не годится; давайте кинем жеребей: кому дома оставаться, а кому на охоту идти». Кинули жеребей: пал он на Усыню-богатыря.

Названые братья его на охоту ушли, а он настряпал-наварил, чего только душа возжелала, вымыл голову, сел под окошечко и начал гребешком кудряшки расчесывать. Вдруг закутилося-замутилося, в глаза зелень выступила – становится земля пупом, из-под земли камень выходит, из-под камня баба-яга костяная нога, ж… жиленая, на стальной ступе едет, стальным толкачом погоняет, сзади собачка побрехивает. «Тут мне попить-поесть у Усыни-богатыря!» – «Милости прошу, баба-яга костяная нога!» Посадил ее за стол, подал часточку [519], она съела. Подал другую, она собачке дала: «Так-то ты меня потчуешь!» Схватила толкач, начала лупить Усынюшку; била-била, под лавку забила, со спины ремень вырезала, поела все дочиста и уехала. Усыня очнулся, повязал голову платочком, посиживает да охает. Приходит Ивашко-Медведко с братьями: «Ну-ка, Усынюшка, дай нам пообедать, что ты настряпал». – «Ах, братцы, ничего не варил, не поджарил: так угорел, что насилу избу прокурил».

На другой денек остался дома Горыня-богатырь; наварил-настряпал вымыл голову, сел под окошечком и начал гребнем кудряшки расчесывать. Вдруг закутилося-замутилося, в глаза зелень выступила – становится земля пупом, из-под земли камень, из-под камня баба-яга костяная нога, на стальной ступе едет, стальным толкачом погоняет, сзади собачка побрехивает. «Тут мне попить-погулять у Горынюшки!» – «Милости прошу, баба-яга костяная нога!» Она села, Горыня подал ей часточку – баба-яга съела; подал другую – собачке дала: «Так-то ты меня потчуешь!» Схватила металлический толкач, лупила его, лупила, под лавку забила, со спины ремень вырезала, поела все до последней крошки и уехала. Горыня опамятовался, повязал голову и, ходя, охает. Воротился Ивашко-Медведко с братьями: «Ну-ка, Горынюшка, что ты нам на обед сготовил?» – «Ах, братцы, ничего не варил: печь угарная, дрова сырые, насилу прокурил».

На 3-ий денек остался дома Дубыня-богатырь; настряпал-наварил, вымыл голову, сел под окошечком и начал кудряшки расчесывать. Вдруг закутилося-замутилося, в глаза зелень выступила – становится земля пупом, из-под земли камень, из-под камня баба-яга костяная нога, на стальной ступе едет, стальным толкачом погоняет, сзади собачка побрехивает. «Тут мне попить-погулять у Дубынюшки!» – «Милости прошу, баба-яга костяная нога!» Баба-яга села, часточку ей подал – она съела; другую подал – собачке бросила: «Так-то ты меня потчуешь!» Ухватила толкач, лупила его, лупила, под лавку забила, со спины ремень вырезала, поела все и уехала. Дубыня очнулся, повязал голову и, ходя, охает. Воротился Ивашко: «Ну-ка, Дубынюшка, давай нам обедать». – «Ничего не варил, братцы, так угорел, что насилу избу прокурил».

На 4-ый денек дошла очередь до Ивашки; остался он дома, наварил-настряпал, вымыл голову, сел под окошечком и начал гребнем кудряшки расчесывать. Вдруг закутилося-замутилося – становится земля пупом, из-под земли камень, из-под камня баба-яга костяная нога, на стальной ступе едет, стальным толкачом погоняет; сзади собачка побрехивает. «Тут мне попить-погулять у Ивашки-Медведка!» – «Милости прошу, баба-яга костяная нога!» Посадил ее, часточку подал – она съела; другую подал – она сучке бросила: «Так-то ты меня потчуешь!» Схватила толкач и стала его осаживать; Ивашко осердился, вырвал у бабы-яги толкач и давай ее лупить изо всей мочи, бил-бил, до полусмерти избил, вырезал со спины три ремня, взял засадил в чулан и запер.

Приходят товарищи: «Давай, Ивашко, обедать!» – «Извольте, други, садитесь». Они сели, а Ивашко стал подавать: всего много настряпано. Богатыри едят, дивуются да промеж себя говорят: «Знать, у него не была баба-яга!» После обеда Ивашко-Медведко истопил баню, и пошли они париться. Вот Усыня с Дубынею да с Горынею умываются и всё норовят стать к Ивашке передом. Гласит им Ивашко: «Что вы, братцы, от меня свои спины прячете?» Нечего делать богатырям, признались, как приходила к ним баба-яга да у всех по ремню вырезала. «Так вот от чего угорели вы!» – произнес Ивашко, сбегал в чулан, отнял у бабы-яги те ремни, приложил к ихним спинам, и тотчас все зажило. После того взял Ивашко-Медведко бабу-ягу, привязал веревкой за ногу и повесил на воротах: «Ну, братцы, заряжайте ружья да давайте в цель стрелять: кто перешибет веревку пулею – молодец будет!» 1-ый выстрелил Усыня – промахнулся, 2-ой выстрелил Горыня – мимо отдал, 3-ий Дубыня – немножко зацепил, а Ивашко выстрелил – перешиб веревку; баба-яга свалилась наземь, вскочила и побежала к камню, приподняла камень и ушла под землю.

Богатыри кинулись вдогонку; тот попробует, другой попробует – не могут поднять камня, а Ивашко подбежал, как стукнет ногою – камень отвалился, и открылась норка. «Кто, братцы, туда полезет?» Никто не желает. «Ну, – гласит Ивашко-Медведко, – видно, мне лезть приходится!» Принес столб, уставил на краю пропасти, на столбе повесил колокол и прицепил к нему один конец веревки, а за другой конец сам взялся. «Теперь опускайте меня, как ударю в колокол – вспять тащите». Богатыри стали спускать его в нору; Ивашко лицезреет, что веревка вся, а до дна еще не хватает; вытащил из кармашка три огромных ремня, что вырезал у бабы-яги, привязал их к веревке и погрузился на тот свет.

Увидал дорожку торную и пошел по ней, шел-шел – стоит дворец, во дворце посиживают три де'вицы, три кросотки, и молвят ему: «Ах, хороший мо'лодец, для чего сюда зашел? Ведь наша мама – баба-яга; она тебя съест!» – «Да где она?» – «Она сейчас дремлет, а в головах у ней меч-кладенец лежит; ты клинка не трогай, а если дотронешься – она в ту ж минутку проснется да на тебя набросится. А вот лучше возьми два золотых яблочка на серебряном блюдечке, разбуди ягу-бабу потихонечку, поднеси ей яблочки и требуй отведать нежно; она подымет свою голову, разинет пасть и как станет есть яблочко – ты выхвати меч-кладенец и сруби ей голову за раз, а в другой не руби; если ударишь в другой раз – она тотчас оживится и кинет тебя злой смерти». Ивашко так и поступил, отсек бабе-яге голову, забрал бардовых де'виц и повел к норе; привязал старшую сестру к веревке, стукнул в колокол и кликнул: «Вот для тебя, Усыня, супруга!» Богатыри ее вынули и опустили веревку на низ; Ивашко привязал другую сестру: «Вот для тебя, Горыня, супруга!» И ту вынули. Привязал наименьшую сестру и кликнул: «А это моя супруга!» Дубыня рассердился, и как скоро потащили Ивашку-Медведка, он взял палицу и разрубил веревку надвое.

Ивашко свалился и больно зашибся; очнулся хороший мо'лодец и не знает, как ему быть; денек, другой и 3-ий посиживает не евши, не пивши, отощал с голоду и задумывается: «Пойду-ка, поищу в кладовых у бабы-яги, нет ли чего перекусить». Пошел по кладовым, наелся-напился и напал на подземный ход; шел-шел и выкарабкался на белоснежный свет. Идет незапятнанным полем и лицезреет – красноватая де'вица скотину пасет; подошел к ней ближе и вызнал свою жену, «Что, умница, делаешь?» – «Скотину пасу; сестры мои за богатырей замуж идут, а я не желаю идти за Дубынюшку, так он и приставил меня за коровами ходить». Вечерком красноватая де'вица погнала стадо домой; а Ивашко-Медведко за нею идет. Пришел в избу; Усыня, Горыня и Дубыня богатыри посиживают за столом да гуляют. Гласит им Ивашко: «Добрые люди! Поднесите мне хоть одну рюмочку». Поднесли ему рюмку зелена вина; он испил и другую запросил; дали ему другую, испил и запросил третью, как испил третью – распалилось в нем крепкое сердечко: выхватил он боевую палицу, убил всех 3-х богатырей и выкинул их тела в незапятнанное поле свирепым животным на съедение. После того взял свою названную жену, воротился к старику и к старухе и сыграл развеселую женитьбу; много здесь было выпито, много было съедено. И я на свадьбе был, мед-вино пил, по усам текло, во рту сухо было'; дали мне пива корец [520], моей притче конец.

* * *

Жила-была старуха, малышей у нее не было. В одно время пошла она щепки собирать и отыскала сосновый чурбан; воротилась, затопила избу, а чурбан положила на печку и гласит сама с собою: «Пускай высохнет, на лучину годится!» А изба у старухи была темная; скоро щепки разгорелися, и пошел дым по всей избе. Вдруг старухе послышалось, как будто на печи чурбан орет: «Матушка, дымно! Матушка, дымно!» Она сотворила молитву, подошла к печке и сняла чурбан, глядит – что за чудо? Был чурбан, а стал мальчишка. Обрадовалась старуха: «Бог сынка дал»! И начал тот мальчишка расти не по годам, а по часам, как тесто на опаре киснет; вырос и стал ходить на дворы боярские и шутить шутки богатырские: кого схватит за руку – рука прочь, кого за ногу – нога прочь, кого за голову – голова долой! Стали бояре старухе сетовать; она позвала сынка и гласит ему: «Что ты замыслил? Живи, батюшка, потише». А он в ответ: «Если я для тебя неугоден, я совершенно уйду!»

Вышел из городка и пошел дорогою; навстречу ему Дугиня-богатырь – хоть какое дерево, так в дугу согнет! Спрашивает Дугиня: «Куда идешь, Сосна-богатырь?» – «Куда глаза глядят!» – «Возьми меня с собой». – «Пойдем». Пошли вдвоем; повстречался им Горыня-богатырь: «Куда идете?» – «А куда глаза глядят!» – «Возьмите и меня с собой». – «Ладно, иди». Прошли еще сколько-то верст; попадается им у большой реки Усыня-богатырь – посиживает на берегу, одним усо'м реку запрудил, а по его усу, как будто по' мосту, пешие идут, конные скачут, обозы движутся. Спрашивает Усыня: «Куда идешь, Сосна-богатырь?» – «Куда глаза глядят!» – «Возьми и меня с собой». – «Ладно, будь товарищ». Вот идут они четыре, длительно ли, кратко ли – подходят к синю морю; охото им попасть на ту сторону, как – не знают. Усыня-богатырь раскинул свои усы, и по тем усам перебрались все на другую сторону.

Шли-шли и очутились в глухом лесу. «Стой, ребята! – гласит Сосна-богатырь. – Что нам по белу свету шататься? Не лучше ли тут на житье остаться?» Принялись за работу, срубили избу и стали ходить охотиться, а дома оставляют 1-го по очереди – обед стряпать, за хозяйством глядеть. На 1-ый денек была очередь Дугинина, сделал он попить-поесть и лег на лавку отдохнуть чуть-чуть. Стук, стук, приходит баба-яга: «Подавай, – гласит, – обед! Пить-есть желаю!» Дугиня поставил на стол хлеб-соль и жареную утку; она все сожрала, да еще спрашивает. «Больше нет ничего – отвечает Дугиня, – мы сами люди заезжие». Баба-яга ухватила его за волосы, принялась таскать по' полу, таскала-таскала, еле живого оставила. Воротились с охоты товарищи: «Что лежишь, Дугиня?» – «Угорел, братцы! Изба новенькая, сырая…» На другой денек то же самое случилось с Горынею, а на 3-ий денек – с Усынею.

Дошла очередь до Сосны-богатыря; приходит к нему баба-яга, просит: «Подавай пить-есть!» Он поставил на стол хлеб-соль и жареного гуся. Баба-яга съела и еще спрашивает. «Больше нет ничего, мы сами люди заезжие». Она кинулась на богатыря, да Сосна-богатырь сам силен, ухватил ее за седоватые лохмы, оттаскал и выбросил из избы еле живую. Баба-яга поползла на карачках и ушла под большой камень. Воротились с охоты товарищи; Сосна-богатырь повел их к этому камню и гласит: «Надобно, ребята, поднять его». Они пробовали-пробовали – никто своротить не может; а Сосна-богатырь кулаком стукнул – камень за милю отлетел. Взглянули, а на том месте, где камень лежал, пропасть оказалася. «Ну, ребята, нужно зверье лупить да веревки вить!» Набили животных, порезали кож, связали длиннющий ремень, прицепили к нему сетку и в той сетке спустили Сосну-богатыря в подземельное королевство.

Начал он ходить по подземельному королевству, набрел на избушку, взошел туда – в избушке посиживает дочь бабы-яги да ковер вышивает. Увидала гостя и вскрикнула: «Ах, Сосна-богатырь! На данный момент моя матушка придет; куда тебя упрятать от нее?» Взяла повернула его в булавку и вставила в пяльцы. Приходит баба-яга и спрашивает: «Кто у тебя в избе?» – «Никого, матушка!» – «Что же русским духом пахнет?» Кинулась находить, искала-искала, никого не отыскала. Как баба-яга ушла, красноватая де'вица бросила булавочку об пол – из булавочки явился Сосна-богатырь; повела его в чулан, в том чулане два кувшина стоят: в голубом – мощная вода, в белоснежном – бессильная. «Когда будешь с матушкой драться, выскочи скорей в двери да в чулан, выпей всю воду из голубого кувшина и перелей в него из белого».

Только успела это поведать, как прибегает баба-яга и желает в богатыря вцепиться. «Постой, матушка! – гласит ей дочь. – Сделай до этого уговор: если он тебя сшибет, пускай даст для тебя дух перевести; а если ты его сшибешь, тогда ему просить отдыху». Сосна-богатырь и баба-яга сделали таковой уговор и кинулись друг на друга; яга-баба стукнула его о'б пол. Красноватая де'вица на данный момент заорала: «Матушка! Дай ему отдохнуть». Сосна-богатырь побежал в чулан, испил из голубого кувшина всю воду, перелил в него из белоснежного, воротился в избу, ухватил бабу-ягу и стукнул о'б пол. «Дай дух перевести!» – заорала старуха, вскочила, побежала в чулан и напилась бессильной воды. Стали они снова драться; Сосна-богатырь стукнул ее так очень, что до погибели убил; положил мертвую на огнь, спалил и развеял пепел по ветру. Позже взял он красноватую де'вицу, посадил в сетки и затряс ремнем; богатыри Дугиня, Горыня да Усыня тотчас ее вынули, опустили снова канат, подняли Сосну-богатыря до половины и оборвали ремень. (Сосна-богатырь свалился; его выносит на Русь большущая птица, он женится на дочери бабы-яги, а богатыри, его товарищи, с испугу разбегаются в различные чужедальние земли.)




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня-богатыри:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Медведко, Усыня, Горыня и Дубыня-богатыри