Религиозная среда. Аскеты-странники

Религиозная среда. Аскеты-странники


К началу VI в. до н. э. лежащие в бассейне Ганга индийские королевства переживали броский расцвет религии и философии, здесь справедливо сопоставление с духовным расцветом Греции такого же периода. Вместе с религиозными мирянами и мистиками — последователями брахманической традиции, существовали бессчетные общества шраманов ("те, кто пробуют"; палийское "самана"), кочевых аскетов (парив раджака) и посреди их — йогины, колдуны, диалектики ("софисты", даже материалисты и нигилисты, предшественники чарваков и локаятиков. Некие кочевые аскеты возродили ведическую и поздневедическую традиции. О большинстве из их не много что понятно, разве только имена. Куски их учений упоминаются в буддийских и джайнских текстах; но там они подвергались нападкам и в большинстве случаев специально искажались и высмеивались.

Все эти шраманы, возможно, так и покинули мир, испытывая омерзение к тщете людского существования и к доктрине брахманического ритуализма. Они пробовали понять и освоить трансмиграции и их загадочный движок, действие (карму), используя для этого бессчетные и различные средства — от строжайшей аскезы, парайогического экстаза либо эмпирического анализа материи до самой черной метафизики, оргиастических практик, экстравагантного нигилизма либо вульгарного материализма. Средства выбирались зависимо от того, что конкретно подлежало перевоплощению согласно закону кармы: бренный психологический организм либо неразрушимое и бессмертное настоящее Я . Этот вопрос, в сути, ставился еще в первых упанишадах (§ 80) и всегда оставался в центре индийской мысли.



Тексты буддизма и джайнизма сохранили ссылки на учения безымянных создателей. Длиннющий список таких учений дает «Брахмаджала-сутта»: "Кто-то размышляет о прошедших временах и убежден в том, что настоящее Я (атта, санскр. атман) и мир вечны, что вечное существование достигается самодисциплиной (тождественной йоге с самадхи) и необыкновенными возможностями, к примеру, памятью о прошедших жизнях. Другие колеблются: или они вечны, или — не вечны, и приводят в пример нескончаемого Брахмана и его преходящие творения. Кто-то воспринимает Себя за тело и потому отказывает для себя в нескончаемом существовании. Один говорит: мир конечен, а другой: он нескончаем […] Агностики вообщем уклоняются от ответов. Есть и такие, кто молвят: Я и мир появились без предпосылки. Некто рассуждает о будущих циклах, о Для себя после расставания с телом. Я может иметь сознание и даже форму, либо не форму и не не-форму, и будучи вне конечного или нескончаемого мира форм, обреченного на мучения. Настоящее Я или безотчетно, или ни безотчетно, ни не-бессознательно, т. е. опровергает все, что не Я " (цитируется по: J. Filliozat. L'Inde classique, II, р. 512). Этот список тем паче ценен, что некие его положения будут позже усвоены и развиты различными школами буддизма.

Кроме упомянутых выше анонимных доктрин, источники донесли до нас наименования неких школ. Назовем самые значимые: адживики с их первоучителем Машкарином Госала; нигрантхи (те, кто "без места"), другими словами, джайны, последователи Махавиры. Что касается наставников Готамы,[163]Арада Каламы и Рудраки, то, хотя Будда затмил их в осознании и силе йогической концентрации, их вклад в способу его медитации был значимым.

"Саманнапхаласутта" (Digha, 1, 47 sq.) именует имена 6 оппонентов Будды. Каждый, гласит этот источник, является "главой общины", известным "основоположником школы", почитаемым в качестве святого, почетаемого людьми, и дожившим до преклонного возраста. Пурана Кассапа проповедовал бесполезность деяния; Аджита Кешакамбала — материализм, похожий с учением чарваков;[164]Какуда Катьяяна — вечность "7 тел" (кайя, т. е. «тела» земли, воды, огня, ветра, наслаждения, боли и жизни) и Санджая — род скепсиса, потому что уходил от роли в спорах. Последние в перечне — Машкарин Госала и Нигантха Натапутта, либо Махавира. Махавира изредка упоминался в буддийских текстах, хотя был более большим религиозным деятелем посреди современников Будды.


Загрузка...

Многие сутты повествуют о встречах Будды с паривраджаками, но уделяют главное внимание ответам Будды, а не описанию мыслях и характеров его собеседников. Будда, к примеру, упрекает их в том, что они кичатся собственной аскезой; в презрительном высокомерии к людям. Они, порицает их Будда, считают, что достигнули высшей цели и тешатся этой идеей, преомнажают значение собственных подвигов и т. д..[165]Главное в настоящем самане, либо брахмане, считает Будда, ни при каких обстоятельствах не его внешний облик, покаяние либо умерщвление плоти. Самодисциплина, милосердие, самообладание, освобождение сознания от предрассудков и привычек — вот что самое главное.[166]

§ 152. Махавира и "спасители мира"

Будда никогда не встречался со своим современником Махавирой, хотя они странствовали по одним дорогам и посещали одни городка и селения. Мы оставляем за рамками нашей работы предпосылки, заставившие Будду избегать встреч с более суровым и необычным конкурентом, а тот был единственным из всех, кому удалось объединить просуществовавшую до наших дней религиозную общину. Можно узреть некое сходство в эпизодах жизни и в духовной ориентации обоих учителей: оба вышли из среды военной знати (кшатриев) и были очевидцами антибрахманических настроений, упоминавшихся в ранешних упанишадах. Оба были примерными «еретиками» и не признавали существование высшего божественного существа и божественного откровения; оба заявляли о бесполезности и беспощадности жертвоприношений. С другой стороны, их отличали несходные характеры ив конечном счете — непримиримые доктринальные принципы.

В отличие от буддизма, джайнизм начинался не с пророчеств Махавиры. Махавира был последним в ряду знаменитых тиртханкар, "делателей переправы" либо "создателей брода", в буквальном переводе, а по другому говоря, первопроходцев, провозвестников спасения.[167]Первым был "древний основатель" Ришабха, либо Адишвара, поначалу царевич, а позже аскет, живший млрд годов назад и достигший нирваны на горе Каиласа. Знаменитые биографии 21-го тиртханкары, последующих за ним, повторяли эту модель, ставшую парадигмой жизни и Махавиры: они все были королевского происхождения, отреклись от мирской жизни, каждый основал свою религиозную общину. Спецы считают исторической личностью 20 третьего тиртханкару по имени Паршва. Отпрыск правителя Бенареса, он ушел от мира в возрасте 20 9 лет, достигнул всеведения и, основав восемь общин, почил в горах в столетнем возрасте за 250 лет до Махавиры. В наши деньки имя Паршвы занимает принципиальное место в культе и мифологии джайнов.

Махавира был отпрыском Сиддхартхи, главы авторитетного рода, и Тришалы, принцессы из королевства Магадха. Легенда приписывает ему рождение, обычное для всех "спасителей мира": 20 4-ый и последний, тиртханкара решил сойти на землю, чтобы утвердить тут учение и духовный путь основанных Паршвой общин. Он был зачат в лоне супруги 1-го брахмана, Девананды, но боги переносят зародыш в лоно принцессы из Магадхи. Пророческие сны говорят обеим матерям о будущем рождении спасателя — чакравартина, и так же, как было с Буддой и Заратустрой, ночь его рождения осветилась броским заревом.

Малыша нарекают именованием Вардхамана ("процветающий"), и он как и Будда — ведет жизнь царевича, женится на юной девице великодушного происхождения, и у их рождается ребенок. После погибели родителей, заручившись разрешением собственного старшего брата, Вардхамана раздает все свое имущество и, одевшись в платьице странствующего аскета, уходит от мира. Через тринадцать месяцев строжайшего воздержания он отторгает ношение одежки вообщем — 1-ое нововведение и отход от заповеданной Паршвой традиции. Голый, "одeтый местом", в течение 13-ти лет он предается строжайшему отшельничеству и медитации. После долгого истязания плоти и 2-ух с половиной лет уединения, летней ночкой у реки под деревом сала он обретает «всеведение» и становится «победителем», джиной. Позже его ученики присвоят для себя заглавие джайны, но сам он всегда будет зваться Махавирой, "Величавым героем". Он продолжает странствия в течение последующих 30 лет и проповедует свое учение в равнине Ганга, в королевствах Магадха, Анга и Видеха. Как и все верующие, в период муссонных дождиков Махавира находит кров поблизости огромных городов. Он погибает в возрасте семидесяти 2-ух лет в городке Паве (неподалеку от современной Патны). Дата его "вхождения в нирвану" точно не установлена: по неким источникам, он погиб в 468 г. до н. э., по данным Якоби и Шубрига[168]— в 477. В любом случае, это вышло за пару лет до ухода в нирвану Будды.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Религиозная среда. Аскеты-странники:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Религиозная среда. Аскеты-странники