И Наташа не могла больше говорить (ей все смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.

И Наташа не могла больше гласить (ей все забавно казалось). Она свалилась на мама и расхохоталась так звучно и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.


Черноглазая, с огромным ртом, безобразная, но жива девченка, с своими детскими открытыми плечиками, выскочившими из корсажа от резвого бега, с своими сбившимися вспять темными кудряшками, тоненькими обнаженными руками и малеханькими ножками в узорчатых панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девченка уже не ребенок, а ребенок еще не женщина. Вывернувшись от отца, она подбежала к материи, не обращая никакого внимания на ее серьезное замечание, упрятала свое раскрасневшееся лицо в кружевах материной мантильи и засмеялась. Она смеялась чему-то, толкуя отрывисто про куколку, которую вытащила из-под юбочки.

Граф вскочил и, раскачиваясь, обширно расставил руки вокруг вбежавшей девченки.

Пришло молчание. Графиня глядела на гостью, приятно улыбаясь, вобщем, не скрывая того, что не огорчится сейчас нисколечко, если гостья подымется и уедет. Дочь гостьи уже оправляла платьице, вопросительно смотря на мама, как вдруг из примыкающей комнаты послышался бег к двери нескольких мужских и дамских ног, грохот зацепленного и поваленного стула, и в комнату забежала тринадцатилетняя девченка, запахнув что-то короткою кисейною юбкою, и тормознула в центре комнаты. Разумеется было, она ненамеренно, с нерассчитанного бега, заскочила так далековато. В дверцах в ту же минутку показались студент с малиновым воротником, гвардейский офицер, пятнадцатилетняя девченка и толстый румяный мальчишка в детской курточке.



VIII

И он, представив, как махал руками квартальный, снова захохотал громким и басовитым хохотом, колебавшим все его полное тело, как смеются люди, всегда отлично евшие и в особенности пившие. — Так, пожалуйста же, обедать к нам, — произнес он.

Княгиня Анна Михайловна вмешалась в разговор, видимо, желая выказать свои связи и свое познание всех светских событий.

Гостья махнула рукою.

Но дамы невольно смеялись и сами.

— Насилу выручили этого злосчастного, — продолжала гостья. — И это отпрыск графа Кирилла Владимировича Безухова так умно развлекается! — прибавила она. — А гласили, что так отлично воспитан и умен. Вот все воспитание зарубежное куда довело. Надеюсь, что тут его никто не воспримет, невзирая на его достояние. Мне желали его представить. Я решительно отказалась: у меня дочери.

— Отчего вы гласите, что этот юноша так богат? — спросила графиня, нагибаясь от девиц, которые тотчас же сделали вид, что не внемлют. — Ведь у него только нелегальные малыши. Кажется… и Пьер нелегальный.

— У него их 20 нелегальных, я думаю.

— Вот в чем дело, — произнесла она существенно и тоже полушепотом. — Репутация графа Кирилла Владимировича известна… Детям своим он и счет растерял, но этот Пьер возлюбленный был.

— Как старик был неплох, — произнесла графиня, — еще прошедшего года! Привлекательнее мужчины я не видывала.

— Сейчас очень переменился, — произнесла Анна Михайловна. — Так я желала сказать, — продолжала она, — по супруге прямой наследник всего именья князь Василий, но Пьера отец очень обожал, занимался его воспитанием и писал сударю… так что никто не знает, нежели он умрет (он так плох, что этого ожидают каждую минутку, и Lorrain приехал из Петербурга), кому достанется это большущее состояние, Пьеру либо князю Василию. 40 тыщ душ и миллионы. Я это прекрасно знаю, так как мне сам князь Василий это гласил. Ну и Кирилл Владимирович мне приходится троюродным дядей по мамы. Он и крестил Борю, — прибавила она, будто бы не приписывая этому обстоятельству никакого значения.

— Князь Василий приехал в Москву вчера. Он едет на ревизию, мне гласили, — произнесла гостья.

— Да, но, entre nous[108],— произнесла княгиня, — это предлог, он приехал, фактически, к графу Кириллу Владимировичу, узнав, что он так плох.

— Но, ma chere, это славная штука, — произнес граф и, заметив, что старшая гостья его не слушала, обратился уже к дамам: — Хороша фигура была у квартального, я воображаю.


Загрузка...

— А, вот она! — смеясь, заорал он. — Именинница! Ma chere именинница!

— Ma chere, il у a un temps pour tout[109], — произнесла графиня, притворяясь строгою. — Ты ее все балуешь, Elle, — прибавила она супругу.

— Bonjour, ma chere, je vous f licite, — произнесла гостья. — Quelle d licieuse enfant![110] — прибавила она, обращаясь к мамы.

— Видите?.. Куколка… Мими… Видите.

— Ну, поди, поди с своим уродцем! — произнесла мама, притворно сурово отталкивая дочь. — Это моя наименьшая, — обратилась она к гостье.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: И Наташа не могла больше говорить (ей все смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: И Наташа не могла больше говорить (ей все смешно казалось). Она упала на мать и расхохоталась так громко и звонко, что все, даже чопорная гостья, против воли засмеялись.