Партизанский газават

Партизанский газават


ЧАСТЬ 3 КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

«Внезапные» нападения боевиков на колонны ФС стали началом диверсионно-террористических действий, равномерно обретавших черты «классической» партизанской войны. Значимым фактором стала и начавшая появляться весной «зеленка». Федеральные силы в Чечне также изменили стратегию ведения боевых действий в связи с возникновением зеленоватого покрова в горах. Больший акцент был изготовлен на ведение упреждающей разведки и нанесение поражающих огневых всеохватывающих ударов по выявленным группам и базам бандформирований. По словам генерал-полковника В. Манилова, «преувеличенные надежды боевиков на «зеленку» и домыслы, что они сумеют развернуть партизанскую войну, ничего общего с реальностью не имеют». Он растолковал это тем, «что партизанская война базируется не на зеленке, а на поддержке населения, а таковой поддержки у боевиков нет». Все же нельзя не согласиться со словами К. Мяло (75), что война очевидно перетекала в новейшую форму — без выраженной полосы фронта, без ясного понятия у русского командования о численности боевиков и их вооруженности, с нарастанием удельного веса вмешивающихся в ход событий «теневых» причин. Этот ход свидетельствовал, что прозвучавшее еще в феврале заявление Масхадова о начале широкомасштабной партизанской войны против русских войск по всей местности республики, включая районы, которые уже перебежали под контроль федеральных сил, не было обычной фанфаронадой. Тогда ассистент исполняющего обязанности президента РФ Сергей Ястржембский именовал это заявление «выпусканием пара в пропагандистской войне», а Валерий Манилов-«блефом». Насыщенный настолько томными событиями март и начало апреля проявили, что это было далековато не так. И, но, сначала апреля 1-ый замначальника Генштаба сказал, что войсковая часть операции в Чечне завершена; 100-тысячная группировка федеральных войск сокращена до 80 тыщ. Невзирая на заявления высокопоставленных представителей федерального центра о окончании воинской операции, боевые деяния в Чечне длилось. В горной и предгорной частях Чечни федеральным силам, по словам генерала В. Манилова, противостояло до 2 тыс. боевиков. До 400 бандитов оставались в Суровом, прячась в подземных коммуникациях, а с пришествием мглы совершая вылазки с целью обстрелов блокпостов ФС. Посреди апреля 2000 года в Урус-Мартановском районе возобновили свои деяния боевики «бригадного генерала», разжалованного Масхадовым в рядовые, Арби Бараева, примерная численность которых определялась в 300 человек. В Шатойском активировался Гелаев. Сразу, по инфы Би-би-си, Ястржембский отдал осознать журналистам, что в протяжении всей кампании Москва поддерживала контакты с Масхадовым. 10 апреля боевики из Самашкинского леса (т. е. продвигаясь с юга на север) обстреляли вертолет МИ-8, а в Веденском районе разведка федеральных сил нашла вновь сделанные укрепления боевиков; их убили ударами авиации и артиллерии. В тот же денек «министерство зарубежных дел Ичкерии» обнародовало заявление за подписью главы ведомства И. Ахмадова. В нем говорилось, что «правительство Ичкерии готово немедля объявить мораторий на боевые деяния и без всяких подготовительных критерий начать переговоры с русской стороной об урегулировании вооруженного конфликта». Чеченскую сторону «устраивало», чтоб «на переговорах посредником была миссия ОБСЕ». Масхадов не один раз обращался к федеральным властям с предложением начать переговоры по мирному урегулированию, в случае начала которых он был готов предоставить Москве «документы о взрывах в 4 русских городах». В телефонном интервью «Немецкой волне» А. Масхадов отдал свою оценку происходящему на Северном Кавказе. А именно (говоря о причинах начала войны), он произнес, что основная причина — «это спор кремлевской администрации, денежной олигархии — людей, которые желали придти к власти, также местных провокаторов». По словам А. Масхадова, начало войны «было профинансировано олигархами Рф (сначала Березовским), а с чеченской стороны — это Удугов и Басаев». 13 апреля в рамках проведения спецоперации по задержанию чеченских «полевых командиров» спецгруппа ФСБ задержала в Шалинском районе главу администрации А. Масхадова «бригадного генерала» А. Баталова. С декабря 1996 года он исполнял обязанности начальника головного штаба чеченских НВФ, в июле 1997 года был назначен управляющим государственной службы безопасности, а через год возглавил «администрацию президента Ичкерии». После задержания А. Баталова доставили в «Лефортово», где содержался С. Радуев. Тогда же, по данным федеральных сил, у селения Чири-Юрт сдались в плен более 50 боевиков.


Загрузка...

18 апреля в горных районах Чечни (Ножай-Юртовском, Веденском и Шатойском районах) началась операция по уничтожению бандформирований Басаева и Хаттаба. В течение апреля в эти районы стягивались маленькие по численности отряды боевиков, уцелевших в боях с ФС. Тут Басаев и Хаттаб занимались перегруппировкой собственных сил и созданием в горных пещерах баз с припасами вооружения, боеприпасов, продовольствия. Намедни проведения операции в Итум-Калинский район был переброшен мотострелковый полк из состава 42-й дивизии неизменной дислокации. 23 апреля на тыловую колонну 51-го полка Тульской дивизии ВДВ в составе 22 машин с разведдозором, охранением и вертолетами огневой поддержки южнее Сержень-Юрта (у хутора Биной) было совершено нападение отрядов боевиков (численностью до 50 человек) под командованием А. Валида и А. Джафара. 5 грузовиков и топливозаправщик подорвались на радиоуправляемых фугасах. Бой продолжался около 3 часов. В район нападения были вызваны подкрепление и боевые вертолеты. В процессе боя 15 десантников погибли, 6 были ранены. Боевики утратили более 20 человек убитыми. Ястржембский объяснил, что нападающие «использовали складки местности…», но из этого «потока сознания» навряд ли можно что-либо извлечь для осознания произошедшего. 24 апреля Хаттаб пообещал, что сначала мая в разных местах будут совершены теракты, а 25 апреля вновь меж селениями Дубай-Юрт и Ярыш-марды (у входа в Аргунское ущелье) на объединенную колонну ФС, состоявшую из подразделений разведывательного батальона и мотострелковой роты, из засады напал отряд чеченских боевиков. Группа ФС делала боевую задачку по разведке маршрута от Урус-Мартана до Шатоя. По словам первого заместителя начальника Генштаба, благодаря своевременным и слаженным действиям русских военных, в течение полуторачасового боя большая часть боевиков была уничтожена. Утраты федеральных сил составили: 1 человек ранен, повреждена 1 единица боевой техники. Как ни удивительно, конкретно в тот же денек Валерий Манилов в очередной раз объявил о окончании войсковой части операции (очевидно, это никак не воздействовало на ход событий), а 1-ый заместитель начальника Генштаба ВС РФ объявил о потерях боевиков за период контртеррористической операции в Дагестане и Чечне. Федеральные силы, по его данным, убили около 13,5 тыс. боевиков. По его же словам, в «последнее время раз в день уничтожалось от 30 до 50 бандитов». 27 апреля у селения Сержень-Юрт (у входа в Веденское ущелье) вышло еще одно столкновение поисково-спасательной группы внутренних войск МВД РФ с отрядом боевиков под командованием А. Адама (численностью до 60 человек). В процессе боя с превосходящими силами противника (в 2 раза) погибли 10 русских военнослужащих. Посреди погибших считается командир батальона, подполковник Шевелев.

С 1 по 11 мая 2000 года порядок передвижения по Чечне штатских лиц и авто транспорта был ужесточен. Завышенные меры безопасности были предприняты командованием ОГВ с целью предотвращения терактов во время проведения торжественных майских мероприятий. Авиация ФС и артиллерия нанесли ряд ударов по базам и вооруженным формированиям боевиков в южных районах Чечни (Аргунское и Веденское ущелья, Ножай-Юртовский район). Обстрелу подверглись округи селений Танги, Алхан-Хутор, Маскеты и Халкиной. 3 мая, по данным русской стороны, у селения Автуры попал в засаду и был уничтожен маленькой отряд боевиков.

4 мая ассистент президента РФ Сергей Ястржембский сказал, что с 27 апреля по 4 мая федеральные силы утратили в Чечне 32 человека погибшими и 107 ранеными. В тот же денек в Гудермесе был задержан один из самых влиятельных чеченских политиков — прошлый глава Южной нефтяной компании, экс-министр X. Яриханов. Яриханов был также полномочным представителем Д. Дудаева, в том числе на переговорах в Москве.

6 мая была обстреляна колонна русских МЧС, два человека ранены; 11-го-обстреляна колонна федеральных сил, погибли 18 военнослужащих. 8 начале мая, в процессе проведения спецоперации по захвату главарей бандитов, подразделениям ФС удалось захватить группу влиятельных чеченских боевиков. 1 мая был арестован Р. Лагомедов (один из приверженцев полевого командира Р. Гелаева), участвовавший в боях против ФС в населенном пт Комсомольское. 9 мая сотрудниками спецслужб был задержан директор Государственной службы безопасности Чечни (в правительстве А. Масхадова) И. Хултыгов. Он был задержан в населенном пт Мескеты Веденского района. Хултыгов получил должность директора НСБ в августе 1998 года после убийства его брата, ранее занимавшего эту должность. Будучи директором НСБ, Хултыгов не один раз выступал с заявлениями о вербовании к ответственности тех, кто похищает людей, реализует орудие, и организаторов звучных убийств в республике. 19 мая был задержан В. Муртазалиев, занимавший высочайшие посты в «правительстве» А. Масхадова. Он занимал пост «генерального военного прокурора Ичкерии» с августа 1996 года по январь 1998, а с января по октябрь 1998 года был «министром юстиции». 21 мая в городке Дурачся сотрудниками спецслужб был задержан (в своем доме) Р. Алиходжиев. Тогда же удалось задержать брата полевого командира Хархароева и троих сторожей «чеченского Геббельса» М. Удугова. Задержание Хархароева вышло в Ингушетии (при осмотре рейсового автобуса). Задержанный признался, что является связным полевого командира Горакоева. 23 мая в процессе спецоперации умер узнаваемый полевой командир А. Мовсаев, участвовавший в нападении на Буденновск в 1995 году. Если конкретно в процессе боевых действий было уничтожено относительно маленькое число чеченских полевых командиров, то, согласно официальным заявлениям, в итоге целенаправленных особых операций федеральным силам удалось убить или нейтрализовать «практически все среднее и низшее звено управления НВФ». Масхадов даже издал приказ о лишении «воинских званий и всех наград Ичкерии» 20 полевых командиров, в множестве которых было 3 «бригадных генерала», 14 «полковников» и 3 «майора». Указ говорил, что они все «лишены воинских званий за отказ от роли в боевых действиях и дезертирство». Дезертиром также объявлен глава администрации Масхадова А. Баталов, арестованный 13 апреля русскими спецслужбами. Согласно указу, полевые командиры Бакуев, Арсанов, Мукаев, Домбаев и Дадаев приговорены к смертной экзекуции за нежелание «воевать с неверными».

12 мая подразделение разведчиков внутренних войск устроило боевикам засаду в районе селения Сержень-Юрт. В процессе боя были убиты около 30 боевиков. Со стороны ФС утраты составили 2 военнослужащих убитыми. В районе населенного пт Ники-Хита ФС также убили 20 бандитов. В процессе проведения спецопераций, в горных районах Чечни была найдена подземная база сепаратистов и склад с орудием и боеприпасами. 15 мая в афганском городке Мазари-Шариф свершилась встреча представителей А. Масхадова с интернациональным террористом Усамой бен Ладеном. Сам Масхадов обратился с письмом к афганским талибам с просьбой оказать срочную помощь чеченским боевикам. В итоге была достигнута договоренность об отправке в Чечню от 70 до 100 наемников, прошедших подготовку в лагерях Мазари-Ша-рифа и Кундуза. 17 мая у села Дарго были обнаружены и эвакуированы тела летчиков самолета Су-24, сбитого 7 мая чеченскими боевиками. 21 мая авиация нанесла ракетно-бомбовые удары по Аргунскому и Веденскому ущельям, также в районе чечено-грузинской границы. Артиллерия подвергла массированному удару скопление боевиков в районе Ведено. На последующий денек в процессе боестолкновений поблизости Самашек и в Шатойском районе федеральные силы убили более 50 боевиков. Сразу и.о. ассистента президента Сергей Ястржембский обвинил управление Парламентской ассамблеи Совета Европы в потаенных переговорах с фаворитами чеченских сепаратистов. 30 мая в итоге 1-го из терактов, который провели боевики в пригороде Сурового (в поселке Черноре-чье), погибли заместитель представителя русского правительства в Чечне С. Зверев и ассистент мэра Сурового Н. Хабусиева. Мэр городка Мохчаев получил ранение в голову. Их автомобиль подорвался на 2-ух радиоуправляемых минах. 25 мая была пресечена попытка прорыва в Дагестан банды полевого командира Халида, насчитывавшей 48 человек. Бой на подступах к опорному пт ВВ, расположенному около селения Шавхол-Берды Ножай-Юртовс-кого района (в 8 км от чечено-дагестанской границы), длился полтора часа. Бандиты рассчитывали на эффект внезапности, но их лобовая атака была отбита. 2-ая попытка также потерпела беду. Близ населенного пт Харсеной по банде был нанесен авиаудар, но большая часть ее (убиты 12 человек) «рассеялась». На месте боя найдено орудие боевиков и документы на арабском языке. В процессе боя со стороны федеральных сил ранение получил один военнослужащий. За один только денек 25 мая вышло 18 нападений на русские блокпосты, а на перевале Ялдак (в Дагестане) с местности Чечни обстрелу подверглась пограничная застава. На последующий денек, 26 мая, командование федеральных сил заявило, что располагает сведениями о намерении бандформирований провести большие диверсии в Суровом, Гудермесе и Аргуне. (Взрывы, осуществленные террористами-камикадзе, произойдут в Аргуне и Гудермесе 3 июля 2000 года.) Июнь 2000 года перенимает вешнюю кровавую эстафету разрозненных боестолкновений, практически каждодневных подрывов, нападений на блокпосты, войсковые колонны — сеть этих акций накрывает чуть ли не всю местность Чечни. Повсеместное присутствие русских гарнизонов в Чечне было не очень действенным средством против избранной боевиками стратегии «набег-отход». Эти «набеги-отходы», развернутые по всем фронтам, были беспорядочны только снаружи, реально же они делали армию похожей на человека, сразу атакуемого тысячью ос. К тому же с окончательным переходом боевиков к «набеговой», диверсионно-террористической войне начинала обозначаться неготовность федеральной стороны к войне конкретно этого типа, что подразумевало совсем другой тип действий: мобильные и настолько же отлично, как и боевики, снаряженные группы спецназа, также наличие — что очень принципиально! — широкой агентурной сети посреди населения республики. Сначала июня 2000 года группа разведчиков армейского спецназа (15 человек) наткнулась на большое формирование боевиков. Это была случайность, а не плановая поисковая операция — численность противника оказалась полной неожиданностью для военных. Боевиков было не 200–250 человек, как сказали по всем телеканалам, а не меньше тыщи. Лазутчики вызвали подкрепление и приняли бой, в каком практически все погибли. Боевиков попробовали перекрыть, были сразу задействованы авиация и артиллерия. О полном перекрытии не могло быть и речи из-за рельефа местности — для этой цели потребовался бы чуть не весь личный состав группировки. В первую и вторую ночь боев через армейское оцепление несколькими большими отрядами прорвались от 300 до 400 наемников-арабов — при всем этом военные понесли новые утраты. Боевики продолжали уходить все следующие деньки. Со слов 1-го из офицеров, бандиты понесли утраты — более 100 человек. Утраты русской стороны составили более 40 человек — разведчиков и военных, погибших при попытке перекрыть чеченские отряды. В конце мая — начале июня на юго-востоке, юго-западе и северо-востоке Чечни федеральные силы провели крупномасштабные особые операции по поиску и уничтожению боевиков, складов с орудием и боеприпасами. главные усилия ФС сосредоточились в горных районах на юге Чечни, где, по оценкам военных, скопилось более 2 тыс. боевиков. Общее управление операцией по уничтожению бандформирований возглавил утвержденный в должности командующего Северокавказским военным округом Г. Трошев. Обстрелу подверглись местности в Ножай-Юртовском и Веденском районах, где по данным ФС были блокированы 600 боевиков. Главные задачки делали подразделения специального предназначения армии и внутренних войск. С воздуха их поддерживали боевые вертолеты, штурмовая и бомбардировочная авиация. По словам ассистента президента С. Ястржембского, в процессе операции в Веденском и Ножай-Юртовском районах ФС огнем артиллерии убили базу бандформирований и караван с орудием. За период с 26 мая по 2 июня чеченская сторона растеряла 164 человека убитыми. С целью проведения операции против отрядов Хаттаба и Басаева северо-восточнее селения Ведено был высажен большой десант ФС. 7 июня 2000 года в Алхан-Юрте на местности местной комендатуры взорвался начиненный взрывчаткой УАЗ, которым управляла Хава Бараева, племянница известного бандита Арби Бараева. Погибли 2 сотрудника омского ОМОНа и 5 получили ранения. Подъехавшая к блокпосту машина взорвалась, когда ее окружили бойцы ОМОНа (это был 1-ый случай в процессе чеченской кампании с применением «камикадзе», 12 июня в Черноречье случай был повторен). В этом же районе на автодороге Урус-Мартан — Гехи боевики обстреляли машину заместителя командующего Западной группировкой полковника милиции В. Коновалова (полковник ранен, шофер и сторож погибли). 12 июня под городом Аргун вышло вооруженное столкновение меж спецподразделением ФС и отрядом чеченских боевиков. Бой продолжался несколько часов. Спецподразделение вынуждено было вызвать дополнительные силы и вертолеты. В процессе боя обе стороны понесли утраты. 14 июня произошли жестокие боевые столкновения близ селений Ведено и Хартиной. В процессе боя обе стороны понесли утраты. 15 июня командующий ОГВ на Северном Кавказе генерал Г. Трошев заявил, что «чеченские бандформирования практически обезглавлены». Доказательством этому послужил ряд фактов по пленению и уничтожению бандитов. По словам Г. Трошева, А. Масхадов «получил ранение и проходит исцеление в Ингушетии», а ILL Басаев «находится в одной из больниц в горной части Чечни» (Масхадов опроверг сообщения о собственном ранении). Сотрудниками милиции Гудермесского района был задержан личный сторож Ш. Басаева А.Бейрбеков (вкупе с ним было задержано еще 10 человек). Взят в плен был также один из ближайших соратников Масхадова — Р. Алиходжиев, который при режиме Масхадова был главой чеченского парламента (отлично ознакомленный пленник отдал показания о ближайших планах А. Масхадова). В процессе операции, проведенной сотрудниками УФСБ в селении Автуры Ша-линского района, был убит заместитель Басаева М. Шов-булатов (узнаваемый под кличкой Мишка). 5 июня в селении Гехи был взят в плен полевой командир Вараев. 19 июня в процессе проведенной спецоперации в селениях Урус-Мартан, Шаро-Аргун, Халкилой, Беной были задержаны более 60 подозреваемых в участии в бандформированиях. По словам ассистента президента РФ С. Ястржем-бского, близ поселка Дурачся сотрудники спецслужб вкупе с военными предупредили большой теракт — ликвидирование моста, под которым было найдено 160 кг пластита, также упаковка с ртутью (в случае воплощения теракта могла произойти большая экологическая трагедия). Р. Алиходжиев В ночь на 20 июня боевиками была предпринята попытка захвата Гудермеса. Более жестокие столкновения ФС с бандитами произошли у мостов через реки Супжа и Хулхулау. 25 июня на чеченском участке российско-грузинской границы вышло столкновение с отрядом боевиков, пытавшихся прорваться в Грузию. 28 июня было зафиксировано более 20 обстрелов позиций и объектов федеральных сил. Саперы обезвредили 8 взрывных устройств на маршрутах передвижения воинских колонн. В районе селений Авгуры и Сержень-Юрт боевики Хаттаба попробовали совершить нападение на колонну федеральных сил. 29 июня пункты временной дислокации милицейских подразделений и федеральные колонны 13 раз подвергались обстрелу со стороны боевиков. На последующий денек, 30 июня, в районе села Авгуры попала в засаду автоколонна мотострелкового полка. 9 военнослужащих погибли и 7 были ранены. 2 июля в 17.30 из машины «скорой помощи» в сторону ворот Урус-Мартановского временного отдела внутренних дел был выброшен фугас. Фугас взорвался, но зданию отдела вреда не причинил. В 20.00 на большой скорости в бетонные блоки огораживания такого же ОВД врезался и взорвался «Урал». В машине находилась взрывчатка, замаскированная под мешками с сахаром. Погибли боевик-смертник и два бойца. В тот же денек последовал еще ряд подобных терактов. В Гудермесе при взрыве грузовика погибли трое и ранены двое военнослужащих. В Аргуне в 20.05 при взрыве общежития челябинского ОМОНа и следующем обстреле погибли 21 и ранены 24 сотрудника ОМОНа, трое пропали без вести. В Новогрознеиском районе в 20.40 при взрыве грузовика были убиты четыре и ранены 17 военнослужащих. Итоговая цифра утрат составила 33 человека погибшими (в том числе трое военнослужащих Минобороны), ранены — 84 (8 военнослужащих Минобороны), без вести пропали трое. (Радио «Немецкая волна» 6 июля передало сообщение Удугова о том, что «2 июля в итоге атак чеченских моджахедов-смертников уничтожено около Ь40 ооссийских военнослужащих и ранено 1000 человек»). 3 июля в Гудермесском районе был обстрелян дом, в каком был должен находиться глава временной администрации Чечни Ахмад Кадыров. Трое военнослужащих убиты и 21 получили ранения в итоге обстрела блокпоста в селе Кошкельды. Также был обстрелян блокпост, расположенный в Гудермесе. Один милиционер убит, 4 получили ранения. В Ведено боевики обстреляли из гранатометов милицейский автобус. Погибли два человека, четыре получили ранения. Прогремевшие сначала июля 2000 года в Аргуне, Гудермесе, Урус-Мартане и Новогрозненском сходу несколько мощнейших взрывов, унесших жизни больше 30 милиционеров и военнослужащих, стали решающим доказательством того факта, что война в Чечне… вправду завершилась. В ее традиционном виде. Начавшийся в конце марта — начале апреля 2000 года процесс перевоплощения «классических» боевых действий в «классическую» же партизанскую войну стал обретать более точные очертания. Со стороны боевиков необыкновенную опасность как и раньше представляли группировки Ш. Басаева и Хаттаба. По словам начальника Генштаба А. Квашнина, А. Масхадов тогда являлся «чисто политической фигурой». После удачно проведенных ФС операций боевики стали действовать разрозненными группами. Основными объектами боевиков стали блокпосты, строения временных отделов внутренних дел и колонны федеральных сил. Уже весной, используя стратегию партизанской войны, НВФ приступили, следуя «классической» схеме, к минированию дорог и устраиванию засад — первому, предварительному шагу партизанской войны. За ним должны были последовать теракты. Они последовали летом. На последующем шаге должна была начаться снайперская стрельба по дорогам, после этого, фактически, и начинается переход к партизанской войне. На этой стадии употребляется стратегия беспокоящих, изматывающих противника ударов в почти всех точках сразу. Нападают мобильными группами по три-пять человек — снайпер, гранатометчик, пулеметчик, несколько автоматчиков. Маленький огневой контакт — и нападающие уходят. Такая стратегия доводит противника до состояния стршной стрессовости, армия перебегает к обороне. Тогда и на тех территориях, где армия отсутствует, начинается концентрация более больших партизанских формирований — в 100, 150, 200 человек. Спецы обрисовывают ее последующим образом: исходя из целей операции, амир определяет состав боевой группы, ее вооружение, место и время проведения засады. Для поражения личного состава федеральных войск засада устраивается, обычно, на горных дорогах, в ущельях, где горные склоны очень приближены к проезжей части и затруднены пути для отступления. Отлично используя многоярусный перекрестный огнь, боевики наносят значимый урон живой силе и технике федеральных сил. При всем этом состав группы боевиков колеблется от 7 до 10 человек, в том числе 2 гранатометчика (РПГ-7, РПГ-22), 2 пулеметчика (ПК, РПК) и 2–4 автоматчика. Подобные деяния именуются стратегией «блошиных укусов», где «блоха кусает и сразу перепрыгивает на другое место». Тут группа боевиков, осуществляя нападение на колонну, проводит несколько выстрелов из гранатометов по первой и последней машинам сопровождения, обстреливает конкретно колонну и, даже не спускаясь к месту боя за орудием и трофеями, покидает свои позиции. Основная цель данных действий заключается в нанесении наибольшего урона живой силе и боевой технике противника. НВФ использовали стратегию «блошиных укусов» со своими соответствующими особенностями. Они устраивали засады в купе с минированием вероятных маршрутов передвижения техники. В большинстве случаев установка мин и управляемых фугасов осуществляется на путях подвоза вещественных средств. Временами велись обстрелы постов, колонн подразделений из стрелкового орудия, с применением РПГ и ПТУРов. Имели место пробы ликвидирования либо повреждения вертолетов и самолетов федеральных войск из стрелкового орудия, также при помощи зенитно-ракетных комплексов и зенитной артиллерии (ПЗРК и ЗА). Стратегия НВФ разрабатывалась с ролью военных советников из Афганистана, Пакистана, Саудовской Аравии и государств НАТО. В целом она предугадывает уход от прямых столкновений с превосходящими силами противника; отказ от позиционных боев и совместно с тем упрямое удержание главных позиций, в особенности в больших населенных пт и горах; нападение превосходящими силами на уязвимые объекты противника; внезапность действий, пробы удержать инициативу в собственных руках. По словам Б. Джерелиевского, важными ее качествами являются: резвое сосредоточение сил для решения принципиальных задач и рассредоточение при опасности блокирования и разгрома; нанесение ударов сразу в нескольких районах; внедрение в качестве прикрытия мирного населения; захват заложников за пределами местности вооруженного конфликта. Обширно применялись минно-взрывные устройства для ограничения передвижения войск и решения диверсионных задач. Но основным являлось решение пропагандистских задач и дезинформация с помощью местного населения и сми. Цель ее — вынудить население встать на сторону боевиков. Для этого обширно употребляются публичные и религиозные организации, разные средства пропаганды и агитации, опасности и даже акты насилия по отношению к тем, кто отрешается сотрудничать. Не считая того, местные обитатели повсевременно привлекаются для сбора разведывательной инфы, организации беспорядков, воплощения актов саботажа, ведения подрывной деятельности, несения охраны и оборудования позиций. Создаются подпольные организации. Общины, сотрудничающие с органами власти, подвергаются репрессиям прямо до ликвидирования. Другим методом воздействия на обитателей республики, население всей страны и личный состав росийских ВС является работа с русскими и забугорными электрическими СМИ. Основным объектом психического, информационного воздействия является «мировое сообщество». Неадекватные представления в западных странах о действиях русского управления на Кавказе дают повод правительствам этих стран оказывать давление на Россию с целью прекращения борьбы с террористами. Также НВФ предпринимается ряд мер морально-психологического воздействия на военнослужащих русской Объединенной группировки. В качестве пропагандистского материала на местности республики использовались видеоматериалы, отснятые членами бандформирований в процессе боевых действий против федеральных сил, таких, к примеру, как операция по уничтожению пермского ОМОНа. Подобные видеокассеты тиражировались и распространялись в Суровом, Ведено, Октябрьском и других населенных пт. Другим средством психической обработки личного состава ОГВ стали листовки с воззванием так именуемого головного штаба ВО Чеченской Республики Ичкерия, конкретно адресованные русским военнослужащим ВС и МВД. Б. Джерелиевский выделяет последующие главные тактические приемы НВФ. ОБСТРЕЛЫ Обстрелы блокпостов, комендатур и гарнизонов — более всераспространенные деяния боевиков. Таким макаром они стремятся держать противника в неизменном напряжении. Обстрелы — красивый метод демонстрации войскам и популяции собственной безнаказанности, метод заслуги определенного пропагандистского эффекта. Не считая того, искусное проведение схожих акций позволяет нанести неприятелю урон, избежав утрат. В большинстве случаев объекты федеральных сил подвергаются обстрелам в ночное время. При всем этом обширно используются мобильные огневые средства — минометы, многокалиберные пулеметы, ПУ, ПТУР, АТС, установленные на автомобилях завышенной проходимости типа УАЗ, «джип». В период меж 2-мя войнами в Чечне было налажено кустарное создание минометов. Такие самоделки с маленьким количеством боеприпасов оставляли на специально оборудованной позиции, неподалеку от расположения русских войск. Потом туда пробирается невооруженный боевик (это может быть ребенок либо дама), производит несколько выстрелов и прячется. Если даже его задержат, ему нельзя будет предъявить обвинение — оружия-то у него нет. Бандиты могут действовать в одиночку либо парами, стреляя, к примеру, по огонькам сигарет либо силуэтам боец. После разгрома больших НВФ обстрелы стали одним из главных методов противодействия федеральным силам. Но гласить о каком-либо суровом военном значении этих акций не приходится. Этот метод «обозначить свое присутствие» позволяет боевикам решать в большей степени пропагандистские задачки. Более действенное средство противодействия боевикам — минирование найденных позиций. Хорошие результаты дает и профилактическая работа с жителями близкорасположенных населенных пт. НАЛЕТЫ Налетам боевиков, целью которых является захват заложников, орудия и боеприпасов, боевой техники, почаще подвергаются блокпосты либо отдельные опорные пункты федеральных сил, в особенности те, которые являются суровым препятствием на пути следования их караванов и транспорта. Примером может служить нападение банды Хаттаба на позиции 6-й десантной роты, когда десантники отрезали бандитам пути отхода на равнину. Зависимо от значимости поста и его численности к нападению привлекаются как маленькие группы в 5 — 10 человек, так и группировки, насчитывающие до 100 и поболее боевиков. Нападения также устраиваются на одиночные машины, обычно, выполняющие тыловые функции (продуктовые фургоны, водо-и бензовозы и т. д.). Потому что в машине, ило, находятся только 2–3 человека, они не могут оказать подабающего сопротивления неожиданному нападению. Численность боевой группы невелика (3–5 человек), и ее члены могут действовать под видом штатского населения либо беженцев. Еще одним обычным методом пленения военнослужащих является захват отдельных бойцов, самовольно оставивших расположения войсковых частей, либо захват военнослужащих, находящихся в боевом охранении, засадах либо дозорах. В предстоящем судьбу пленных решает полевой командир. Согласно захваченному федеральными силами на поле боя конспекту занятий, вероятны последующие решения:

— дамы, детки, старики обращаются в рабство, — парней могут уничтожить, поменять, направить в рабство, отпустить. Для пленных, которые исповедуют ислам, употребляются последующие правила:

— если пленник принял ислам после пленения, то может быть хоть какое из перечисленных выше решений, — если пленник принял ислам до пленения, то Коран воспрещает его убивать, другие решения вероятны. Налету, обычно, предшествует разведка. В течение нескольких суток местные обитатели вступают в контакт с личным составом блокпоста: приносят продукты, сигареты, спиртное; приобретают ГСМ, боеприпасы, устанавливают доверительные дела с бойцами. Таким макаром, боевики получают исчерпающую информацию о структуре поста, его внутреннем распорядке. Перед нападением они могут принести на блокпост огромное количество спиртного либо наркотики. На рассвете «друзья» вступают в разговор с часовыми, отвлекают их, обеспечивая подход боевых групп. Так было во время нападения на посты 245-го мотострелкового полка летом 1996 года. При налете боевики действуют 2-мя группами. 1-ая (группа захвата) конкретно нападает, 2-ая (группа поддержки), снаряженная томным вооружением (АТС, СНГ, РПГ, многокалиберными пулеметами, минометами), обеспечивает огневую поддержку, подавляя в случае необходимости огневые точки и прикрывая отход.

ЗАСАДЫ Как все составляющие партизанской войны, засадные деяния мятежников преследуют, кроме всего остального, пропагандистские цели. Сообщения о смерти целых подразделений, попавших в засаду, создают тяжелое воспоминание на население всей страны, подрывают боевой дух войск. Так, после смерти сергиево-посадских и пермских омоновцев были зафиксированы случаи отказа служащих милиции от командировок в Чечню. Обычно засаду организуют на дорогах либо возможных путях перемещения войсковых подразделений, при всем этом обширно применяется минирование отдельных участков дороги. Места для засад выбираются на склонах гор либо на гребнях высот, поблизости от выхода либо входа в ущелье, на дорожных перевалах. Для их проведения привлекаются как маленькие группы (10–15 человек), так и большие отряды (100–150 человек). Боевой порядок состоит из последующих групп: предупреждения (наблюдения), управления, огневой, захвата, прикрытия и отвлекающих действий. Позиции засадных групп выбираются с таким расчетом, чтоб обеспечить действенное огневое поражение бронетехники и автомобилей, надежную маскировку, естественную защиту и сокрытые пути отхода. Боевики размещаются повдоль дороги группами по 3–4 человека на расстоянии 3–5 м друг от друга и в 25–40 м от другой группы. На флангах располагаются РПГ, пулеметы и снайперы, на близкорасположенных высотах — многокалиберные пулеметы. При движении колонны в месте засады разведка и головная охрана пропускаются, а на выходе из засады их встречает огнем отвлекающая группа. В это время вся колонна попадает под огнь основных засадных сил и несет огромные утраты. Первыми обычно открывают огнь снайперы (по водителям и старшим машин) и гранатометчики (по сопровождающей бронетехнике). Сначала огнь ведется по KIIIM и машинам с горючим и боеприпасами. Для остановки колонны осуществляется подрыв управляемым зарядом головной машины. При подготовке операции по захвату трофеев место для организации засады выбирается на более открытой местности, чтоб дать возможность русским военнослужащим отойти, оставив на поле боя машины с грузом, орудие убитых и покалеченых и т. д. Численность боевой группы возрастает для угнетения сопротивления боевого сопровождения колонны. При возникновении колонны боевики из засады открывают огнь из гранатометов по головной и замыкающей машинам группы сопровождения, колонна блокируется, и делается обстрел машин с грузом с их следующим захватом.

В предшествующую кампанию, с ноября 1995 по июнь 1996 года, в Шатойском и Веденском ущельях было проведено 5 засад. При всем этом в их погибли 106 военнослужащих, 117 были ранены. Не считая того, боевики убили 2 танка, 12 БМП и БТРов, 16 автомобилей. МИНИРОВАНИЕ Это один из более доступных и сравнимо неопасных для НВФ методов ведения боевых действий. Боевики минируют, обычно, дорожные коммуникации там, где ограниченна видимость, затруднены маневр и объезд: мосты, тоннели, повороты, серпантины, спуски и подъемы. В ближайшее время враг нередко прибегает к установке радиоуправляемых фугасов в населенных пт, где транспорт обязан снижать скорость. Как правило это многолюдные улицы либо рынки. Кроме нанесения урона войскам, боевики таким макаром пробуют спровоцировать репрессии в отношении местного населения, чтоб в предстоящем использовать это в пропагандистских целях. В районе минирования, обычно, организуется засада, выставляются посты наблюдения. При минировании употребляются контактные, радиоуправляемые мины и фугасы, мины с дополнительным зарядом ВВ, магнитные мины, мины с пластмассовым корпусом. Обширно применяется пластит, на запах которого не реагируют собаки минно-розыскной службы.

Методы и техника минирования очень многообразны. На дорогах с жестким покрытием мины инсталлируются на съездах и обочинах, под асфальтом и бетоном, методом подкопа под их с боковой стороны либо в местах разрушения дорожного покрытия. Для роста мощности взрыва употребляются фугасы, в том числе сделанные из неразорвавшихся авиабомб и артиллерийских снарядов. Для поражения живой силы применяется комбинированное минирование: вместе с противотанковой либо противотранспортной миной инсталлируются противопехотные мины, мины (фугасы) направленного деяния. Управление взрывом фугаса осуществляется по радиоканалу либо проводам (в главном от ПТУР). Часто повдоль дороги устанавливается несколько фугасов на расстоянии 100–150 м друг от друга. При закладке мин из состава НВФ выделяется от 3 до 5 человек, вооруженных РПГ и пулеметами, для прикрытия группы минирования. С целью получения упреждающей инфы о графике движения колонн, их составе и охране интенсивно ведется работа по внедрению агентуры в местах формирования колонн. Повдоль маршрута выставляются наблюдатели со средствами связи. Не случаем, что во время 2-ой кампании жертвами засад и минных ловушек почаще становятся милицейские подразделения, которые, в отличие от армии, употребляют открытые системы связи, доступные боевикам. ТЕРРОР Диверсионно-террористические акты занимают особенное место в деятельности экстремистов, рассматриваются ими как принципиальный фактор ослабления гос власти. В одном, из пособий по стратегии партизанской войны, отысканном у погибшего афганского моджахеда, сказано: «Террор — особо принципиальный момент борьбы». Террористическая деятельность экстремистов ориентирована на физическое ликвидирование муниципальных рукодителей различного уровня, лиц командного состава ВС РФ, милиции, органов безопасности, политических и религиозных фаворитов, с целями сделать в стране обстановки ужаса и неуверенности, вызвать недоверие к гос власти, показать неспособность правительства навести порядок и обеспечить безопасность населения. Основными объектами диверсий являются: ЛЭП, муниципальные и культурно-просветительные учреждения, промышленные и сельскохозяйственные объекты, жилой сектор, места массовых скоплений людей. К главным способам террора можно отнести: убийство либо захват должностных лиц и заложников; поджоги и грабежи; минирование тс, перевозящих людей; подрыв автомобилей, начиненных взрывчаткой, поблизости мест скопления людей; внедрение деток для установки мин на авто должностных лиц, домашних питомцев для доставки ВВ к рынкам и другим многолюдным местам. Потерпев поражение в процессе первой чеченской кампании, утратив контроль над равнинной частью республики, главари мятежников сделали ставку на диверсии и террор. Боевики выполнили акции в Буденновске, Гудермесе, Кизляре, Первомайском, Суровом, Владикавказе, Каспийске, которые сопровождались большенными жертвами посреди мирного населения. Это отдало благовидный предлог «пораженцам» из числа русского управления для начала переговоров с боевиками. После того как формирования экстремистов получили жесткий отпор в Дагестане, прозвучали взрывы жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. Но в сей раз итог был обратным: русское общество консолидировалось в стремлении дать отпор террористам, а позиции политического прочеченского лобби и «пораженцев» были значительно подорваны. ЗАХВАТ НАСЕЛЕННЫХ Пт Захват больших населенных пт является важным пропагандистским мероприятием мятежников. В процессе их проведения боевики несут огромные утраты. Но политический резонанс этих действий значителен. Нападая на населенные пункты, боевики стремятся разгромить органы гос власти, сделать атмосферу ужаса и неуверенности посреди населения, подорвать его веру в способность страны вести эффективную борьбу с мятежниками. Заблокируя воинские либо милицейские подразделения в захваченных населенных пт, НВФ вынуждают русские войска пробиваться к ним на помощь, не считаясь с потерями. При всем этом все обитатели преобразуются в заложников и «живой щит», серьезно сковывая деяния военных. При нападении на населенный пункт НВФ обычно не стремятся с ходу завладеть им. Поначалу захватываются окрестные господствующие высоты, блокируются возможные пути подхода войск. Следует учитывать, что значимая часть боевиков заблаговременно просачивается в населенный пункт и находится в нем на положении «резерва». Обычно, в городке либо поселке имеются потаенные склады с орудием, боеприпасами и медикаментами. По окончании операции часть боевиков рассеивается и выходит из населенного пт маленькими группами либо поодиночке, а часть прячется в домах, спрятав орудие и снаряжение. В случае опасности разгрома, командиры бандформирований употребляют и таковой прием, как выход на переговоры с командованием русских войск, чтоб выиграть время, сохранить силы и средства, получить подобающую помощь со стороны. В случае проникания в боевые порядки федеральных сил огромное значение уделяется вооружению, снаряжению и методам передвижения. Потому что возможность неожиданного боестолкновения очень велика, каждый боевик несет увеличенный припас патронов: автоматчик — до 600, пулеметчик — до 1500. У каждого должен быть спальник, саперная лопатка, дождевик, фонарь и т. д.; все несут личный припас продовольствия, при этом употребляется очень калорийная и легкоусвояемая еда типа сушеного мяса, шоколада и т. д. Для передвижения используются последующие тактические построения: передвижение в колонну по одному. Таковой вид движения характерен для труднопроходимой местное-ти (узеньких горных троп, лесных тропинок). Его особенностью является возможность сильного флангового огня наряду со слабеньким передним и тыловым Во время движения меж членами НБФ поддерживается дистанция в 3 — 10 м зависимо от ситуации. Рассредотачивание бойцов при всем этом таково: амир, АК-74, АК-74, РПГ-7, пом. РПГ-7, АК-74, ПК, пом. ПК, АК-74, АК-74, зам. амира;

— передвижение в две колонны по одному. Также осуществляется в труднопроходимой местности там, где позволяет ширина дороги. При таком построении возрастает передная и тыловая огневая мощь, также улучшается управление группой: амир, АК-74, РПГ-7, пом. РПГ-7, АК-74, АК-74, АК-74, АК-74, ПК пом. ПК, АК-74, зам. амира. Во время движения ширина колонны колеблется от 5 ло 10 м а глубина боевого порядка — около 50 м;

— передвижение ромбом употребляется на открытой местности. Группа, выстроенная в таковой боевой порядок обладает высочайшей огневой мощью, но имеет маленький темп передвижения и недостаточную маневренность. Ширина боевого порядка составляет около 50 м, глубина — до 20 м;

— передвижение в шеренгу Конкретно в таком строю выполняются атаки. Ширина боевого порядка около 50 м, глубина — около 5 м. В целом к сильным сторонам боевиков можно было отнести: неплохую разведку, маневренность, искусное применение орудия, в особенности минометов, зенитных средств и мин, обоюдную поддержку и стойкость в бою. Доскональное познание местности позволяло мятежникам в один момент нападать, стремительно сосредоточивать силы в подходящем месте, вовремя выходить из боя, скрываясь в недоступных местах (63). За 19 месяцев операции на Северном Кавказе было уничтожено около 11 тыщ боевиков. Не считая того, по данным штаба Объединенной группировки федеральных сил, «командование Ичкерии» лишилось 10 танков, 35 бронетранспортеров и БМП, 6 установок «Град», около 100 орудий и минометов, 87 зенитных установок и поболее тыщи автомобилей. В то же время, по данным командования федеральных сил, за время боев — с августа 1999 года ФС утратили 208 единиц бронетехники, в том числе 150 боевых машин пехоты, около 50 бронетранспортеров и 10 танков. К началу озари 2001 года положение в Чечне складывалось последующим образом. Чтоб сохранить боеспособность и перегруппировать свои формирования, боевики уклонялись от конкретных боестолкновений, занимаясь перераспределением орудия и боеприпасов, также подготовкой перевалочных баз для боевиков, прибывающих из-за рубежа. Одним из «приоритетных» направлений оставалось минирование участков дорог. Основной объект диверсионно-террористической деятельности — столица Чечни с её пригородами. Большая диверсионная активность отмечалась в Октябрьском и Заводском районах городка. По различным оценкам, в Суровом находилось порядка 400–600 боевиков. Конкретно минная война приносила ФС наибольшие — до 75 % — утраты живой силы и практически 100 % авто и бронированной техники. Каждодневные диверсии, теракты, обстрелы с января по сентябрь 2001 года стали предпосылкой смерти практически 200 военнослужащих и милиционеров и поболее 100 чеченцев, сотрудничавших с местной властью. Масхадов издал приказ уничтожать каждого, кто согласился служить в МВД Чечни и других правоохранительных органах. Со стороны НВФ «смертельные» цены составляли: автомобиль с людьми — $300, бронетранспортер-$500, танк-$1000. Тогда, за время контртеррористической операции (с озари 1999 года) в Чечне погибли 4450 военнослужащих и поболее 12 500 получили ранения. За тот же период боевики утратили практически 14 тыщ человек убитыми и поболее 29 тыщ ранеными. За три года «среднесуточные» утраты ФС составили 4–5 человек. Для 45-тысячной Объединенной группировки войск это как бы мало. Но если поглядеть на эти утраты под другим углом — 1,5 тыс. убитых бойцов в год — это очень большой урон. На 1-ый взор, у федеральной группировки и по личному составу, и по боевой технике имелось полное приемущество над боевиками — в живой силе более чем 20-кратное, по танкам, бронетранспортерам, самолетам и вертолетам — абсолютное. Но это приемущество федералов над боевиками только чисто математическое. Если именовать вещи своими именами, то можно признать: группировка ФС находилась в критериях истинной партизанской войны. Бандиты использовали все «классические» методы ее ведения — от подсыпания отравы в питьевые источники до неожиданных ударов по местам дислокации федеральных частей. Тогда де-факто у Масхадова «под ружьем» находились две большие группировки: одна — скрывавшаяся в горах, другая — растворившаяся посреди мирного гооодского и сельского населения. Главные силы масхадовской армии размещались в горной и предгорной местности Чечни на отлично замаскированных базах, откуда бандиты совершали вылазки к войсковым гарнизонам, обходя блокпосты маленькими группами, а потом сливаясь в отряды в условленном месте. С начала 2-ой чеченской кампании блокпосты были костью в горле масхадовцев (так как перехватывали главные дороги и тактически прибыльные позиции). Но в связи с тем что «мирные чеченцы» сетовали Кадырову и его правительству на поборы у блокпостов, количество этих «крепостей» на дорогах по согласованию с Генштабом было решено уполовинить (заместо того чтоб навести порядок посреди рэкетиров с автоматами). Это был королевский подарок бандитам, которые уже скоро нагрянули в Дурачся, а потом и в Аргун мимо развалин бывших блокпостов и стукнули по местному гарнизону. В общей трудности было убито 14 мирных обитателей. В тот же период «кривая» утрат посреди федералов пошла ввысь конкретно в тех местах, где блокпосты были сняты. Осенью конкретно 2-ая группировка масхадовцев давала боевикам большущее тактическое преимущество перед федералами, подразделения которых повсевременно находились на виду. Что все-таки касается «конкурентов» Масхадова — Басаева и Хаттаба, — то, по данным разведки, им тогда подчинялось более 40 полевых командиров — членов «высшего военного меджлиса Шуры (совета)», чьи отряды действовали против русских войск и МВД на 7 главных направлениях. Себя Басаев провозгласил главой Шуры. Его прямой заместитель (аналог «начальника штаба») Хат-таб координировал направления и сектора действий разрозненных банд. За Западное направление басаевско-хаттабовских «шу-риков» отвечал узнаваемый террорист, 31-летний Рамзан Ахмадов, отряд которого в 150 штыков действовал в главном в Ачхой-Мартановском районе и в западной части Сурового. Диверсионные группы Ахмадова действовали также в Курчалоевском, Шалинском и Гудермесском районах. Ахмадову, в свою очередь, подчинялся отряд Бекшаева (позывной «Русланбек») под Шаами-Юртом и группы Кири, Хуссейна и Умарова. На Южном направлении, в Урус-Мартановском районе и западной части Шатойского района действовало от 60 до 80 боевиков Асламбека Абдулхаджиева. Ему подчинялись отряды Абдурахмана в 40–50 человек в урочище Танги-Чу и Джамбулата в Урус-Мартане. Этим кочующим группам принадлежало авторство терактов в Шалинском районе. На Центральном направлении действовали друг Бараева — гражданин Саудовской Аравии Абу Дар и поболее 200 бандитов. В зону ответственности террористов входили районы Дурачся, Аргуна, селения Майртуп и юго-восточной части Сурового. Так, в Аргуне на федеральные подразделения нападали боевики командира Ассадулы, а в Суровом было сосредоточено около 100 бандитов амира Нурдина (позывной «Стадион»). За Веденское направление, предгорную часть Шалинс-кого района, север Веденского ущелья, селения Старенькые Атаги и Ярыш-марды перед Басаевым отвечали полевые командиры Хамзат с 40 боевиками и Абу Якуб, которому подчинялось более 30 бандитов. Северо-Восточное направление, приемущественно Гудермес и его округи, курировал Абу Умар. Посреди 60 его боевиков подавляющее число составляли ваххабиты, посреди которых было много иноземцев. На Северном направлении, в том числе в районах Толстой-Юрта, Джалки действовало около 30 арабских наемников Абу Фатыя. Диверсии устраивались группами «Джамаат» до 15 боевиков. В конце концов, на Юго-Восточном направлении, под Ножай-Юртом, на востоке Веденского и Курчалоевского районов, по данным разведки, федеральным силам противостояло около 200 боевиков. В Веденском ущелье с 35 бандитами засел Абдул аль-Валид по кличке Измарай, которому Хат-таб присвоил звание «подполковника» и провозгласил «заместителем командира батальона». В Ножай-Юртовском районе диверсии устраивали боевики Хамбиева и Эльдарова, также несколько групп из отрядов Хамзата и араба Абдул-Малика. Под Ведено основалось около 30 боевиков убитого Ширвани Басаева. В юго-восточных районах бандиты вели себя достаточно пассивно, ограничиваясь наблюдением за действиями воинских подразделений, совершенствованием системы управления разрозненными формированиями, также оборудованием новых и восстановлением разрушенных базисных лагерей.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Партизанский газават:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Партизанский газават