Социальная статика

Соц статика


Хоть какой объект, по Конту, может изучаться с 2-ух точек зрения: статической и динамической. Это относится и к исследованию социальной системы. Потому социология делится в его доктрине на две части: социальную статику и социальную динамику. Эти две дисциплины соответствуют двум частям головного девиза контовского учения “Порядок и прогресс”. Для социальной статики высшая цель – обнаружение законов общественного порядка, для социальной динамики – законов прогресса. Соц статика – это соц анатомия, изучающая строение общественного организма, соц динамика – соц физиология, изучающая его функционирование. Объект первой из их – общества “в состоянии покоя”, объект 2-ой – общества “в состоянии движения”. Сравнительная оценка значимости этих 2-ух разделов социологии у Конта изменялась: если в “Курсе” он утверждал, что более принципиальная часть социологии – соц динамика, то в “Системе” – что это соц статика.

Соц статика выделяет “структуру коллективного существа” и изучит условия существования, присущие всем человечьим обществам, и надлежащие законы гармонии [там же, 537–538]. Эти условия касаются индивидума, семьи, общества (населения земли).



Индивидум, по Конту, как ранее говорилось, естественным и нужным образом предназначен жить в обществе; да и эгоистические склонности у него также носят естественный нрав. “Подлинный социологический элемент” – не индивидум, а семья.

Семья – это школа социальной жизни, в какой индивидум обучается повиноваться и управлять, жить в гармонии с другими и для других. Она прививает чувство социальной преемственности и осознание зависимости от прошедших поколений, связывая прошедшее с будущим: “...Всегда будет очень принципиально, чтоб человек не задумывался, что он родился вчера...” [там же, 581]. Будучи микросоциальной системой, семья подразумевает иерархию и субординацию: дама в ней должна повиноваться мужчине, а младшие – старшим. Семья – основной элемент, из которого и по эталону которого строится общество.

Общество появляется из совокупы семей; в нем стадия домашнего существования перерастает в стадию политического существования. Семья, племя, цивилизация, правительство – все это фазы ассоциации в поочередном стремлении к населению земли. Но семья – это “альянс”, основанный на подсознательных, чувственных привязанностях, а не “ассоциация”. Что касается фактически соц образований, то они подразумевают в большей степени кооперацию, основанную на разделении труда.

Разделение труда, по Конту, не только лишь экономический, но базовый соц факт, “самое главное условие нашей социальной жизни”. Конкретно разделение труда лежит в базе социальной солидарности, также роста размера и возрастающей трудности общественного организма [там же, 598 cлед.]. Оно развивает соц инстинкт, внушая каждой семье чувство зависимости от всех других и собственной своей значимости, так что любая семья может считать себя выполняющей важную и неотделимую от всей системы общественную функцию. Правда, в отличие от экономистов, Конт считает, что кооперация, основанная на разделении труда, не делает общество, а подразумевает его предыдущее существование.

Солидарность, присущая всем живым объектам, в обществе добивается наивысшей степени. Для обозначения этой степени и специфичности социальной солидарности в людском обществе Конт с течением времени начинает использовать понятие общественного консенсуса (согласия). Консенсус в его теории – “основная мысль социальной статики”.

Вкупе с тем разделение труда содержит внутри себя определенные недостатки и угрозы для общественного организма. Оно угрожает обществу разложением на огромное количество изолированных групп. Оно делает человека опытным в одном отношении и “страшенно неспособным” во всех других. Сосредоточиваясь на выполнении собственной личной задачки, человек задумывается только о собственном личном интересе и смутно принимает соц энтузиазм.

Преодоление этих угроз разделения труда может быть благодаря неизменной дисциплине, функции управления и соответственной ей исполнительской функции. Управление – это соц функция, предназначение которой состоит в сдерживании и предупреждении “фатальной склонности к основательному рассеиванию мыслях, эмоций и интересов...” [там же, 605–606]. В противовес Гоббсу, Локку и Руссо Конт лицезреет в управлении не некоторую дополнительную, искусственную силу, призванную смотреть за соблюдением людьми публичного контракта и порядка, а естественную, нужную функцию, развившуюся самопроизвольно, совместно с самим обществом. Вещественная, умственная и моральная субординация неразрывно связана с разделением труда; она просит, кроме подчинения, веры или в возможности, или в честность управляющих. “Обычное” правительство – то, которое, обеспечивая социальную сплоченность, в малой степени опирается на вещественную силу и в наибольшей – на убеждение, согласие, публичное мировоззрение. Субординация подчиняется закону, согласно которому личные виды деятельности осуществляются под управлением более общих видов деятельности. Управление – самая общая из функций, и, таким макаром, все другие социальные функции подчиняются ей.


Загрузка...

Конт утверждает естественный, нескончаемый и неискоренимый нрав социальной иерархии и, соответственно, неестественный нрав идеи общественного равенства. Деление общества на классы вытекает из основного и нужного разделения управленческой и исполнительской функций. Конт обозначает классы по-разному, но сущность их сводится сначала к тому, что они составляют две более общие категории: управляющих и исполнителей. В современном обществе две более значимые категории – это патрициат и пролетариат. Снутри их в свою очередь различаются более маленькие социальные группы. Так, патрициат делится на банкиров, управляющих капиталами, и бизнесменов, конкретно управляющих работами. Предприниматели в свою очередь делятся на промышленных и сельскохозяйственных. Пролетариат также внутренне дифференцирован, хотя, признавая это, Конт склонен подчеркивать его единство и однородность.

Конт очень озабочен “грустной судьбой трудящегося класса”, которого угнетают и грабят высшие слои. Его произведения полны теплых и проникновеных слов о пролетариате, о его “возвышенных взорах и великодушных эмоциях”. Пролетариев и дам он считает естественными союзниками позитивизма (как и позитивистские философы, они стоят на “общей точке зрения”) и стремится фактически выполнить этот альянс. В проектируемом обществе грядущего пролетариат почитает патриция; он уже не раб, а служащий, и его заработная плата становится жалованьем.

Будучи противником разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, Конт вкупе с тем резко делит власть на духовную и мирскую. Это разделение реально и благотворно для общества, при условии беспрекословного приемущества духовной власти над мирской. В средневековой Европе духовная власть принадлежала священникам, а мирская – военным. После Французской революции вышло полное поглощение духовной власти властью мирской, которая перебежала к политикам и юристам. В современную эру вкупе с торжеством позитивизма мирская власть перебегает к “индустриалам”, а духовная – к “ученым” (“философам”, “социологам”), которых Конт считал новыми “духовными властелинами”, новым “жречеством”, сначала в фигуральном, а потом в буквальном смысле. Функции этой категории, становящейся собственного рода кастой, в обществе, где восторжествует позитивизм, очень сложны и разнообразны. Они не только лишь рекомендуют, освящают, регулируют, распределяют по классам, судят, да и, будучи священниками нового культа, смотрят за идеями, поступками, чтением и даже за воспроизводством потомства.

Посреди разных систем соц институтов либо сфер социальной жизни Конт особенное значение присваивает религии и морали. Эти две социальные сферы окрашивают и пронизывают все другие: науку, экономику, политику, право и т. д. Соц вопрос для него сначала не экономический и не политический по собственной сущности, а морально-религиозный. Движущая сила деятельности – не ум, а чувство; чувство же в свою очередь приводится в движение моралью и религией. Вот почему в “Системе положительной политики” социология растворяется в этих 2-ух сферах. При помощи “личного” способа разработка морали соединяется с построением социологии; все науки служат только предварительной ступенью для морали, которая трактуется как собственного рода седьмая наука, находящаяся на верхушке иерархии наук [9, 438; 10, 49; 8, 231]. Свойственное отождествление фаталистски толкуемого общественного закона и повелительной моральной нормы отлично видно в любопытном тезисе Конта, согласно которому социология должна стремиться “повсевременно представлять как неминуемое то, что проявляется поначалу как непременное, и напротив” [2, 491–492].

Сразу социология становится средством учреждения Религии Населения земли. По Конту, в противовес протестантам и деистам, которые штурмовали религию именованием Бога, позитивисты “должны совсем упразднить Бога именованием религии”.

Религиозно-нравственное начало пронизывает у Конта и таковой институт, как собственность. Он был приверженцем личной принадлежности и права наследования имущества. Но совместно с тем он повсевременно подчеркивал “социальную природу принадлежности” и ответственность собственника перед обществом за то, как он ею распоряжается.

В принципе структура общества, изучаемая социальной статикой, по Конту, конструктивно не меняется. Она может только испытывать болезненные потрясения в “критичные” периоды, но потом вновь восстанавливается благодаря прогрессу. Ведь согласно одной из его формул, “прогресс есть развитие порядка”.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Социальная статика:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Социальная статика