Лекция 2. Языковая норма, её роль в становлении и функционировании литературного языка

Лекция 2. Языковая норма, её роль в становлении и функционировании литературного языка


1. Понятие нормы.

2. Динамическая теория нормы.

3. Орфоэпические нормы современного российского литературного языка.

4. Акцентологические нормы современного российского литературного языка.

Языковая норма – центральное понятие культуры речи. Норму коротко можно найти как принятое и легализованное (кодифицированное) употребление языковых средств в речи. Норма – явление историческое. Она невообразима вне традиции, но абсолютизация традиции ведет к окостенению литературного языка, отрыву его от живого потребления. Изменение литературных норм обосновано развитием языка. Изменению норм предшествует возникновение их вариантов. Допустимый вариант может стать главным, а потом и совсем вытеснить начальный вариант из потребления. Пример: произношение слов “закусочная”, “игрушечный”, где “орфографическое” произношение сочетания чн вполне вытеснило первоначальное [шн].

Нормы могут быть серьезными и нестрогими. При серьезной норме варианты не допускаются, при нестрогой норме допускается внедрение разных вариантов, разговорных и устаревших форм. Выделяются орфоэпические (произношение), акцентологические (ударение), лексические (словарные), фразеологические, грамматические и стилистические нормы. Нарушение норм приводит к речевым и стилистическим ошибкам, затрудняющим общение.



Орфоэпические (произносительные) нормы в современном российском литературном языке регулируются законами редукции (в области гласных), оглушения и уподобления (в области согласных). Редукция – это ослабленное произношение гласных в безударном положении, к примеру: [мълакó], [д’ьлавóй]. Оглушение гулких согласных происходит в конце слова: горо[т] – город. Уподобление (ассимиляция) звуков появляется при сочетании гулкого и глухого согласных (так же, как и глухого и гулкого): 1-ый из их уподобляется второму. В одних случаях происходит оглушение, в других – озвончение первого звука, к примеру: ло[т]ка –лодка, [з]делать – сделать.

Неверное произношение (как и орфографические ошибки) отвлекает внимание на внешнюю сторону речи и потому является помехой при языковом общении. Орфоэпия вместе с орфографией, минуя особенности местных говоров, делает язык средством более широкого общения. Являясь одной из сторон культуры речи, орфоэпия ставит собственной задачей содействовать поднятию произносительной культуры российского языка. Сознательное культивирование литературного произношения в театре, в кино, по радио, в школе имеет большущее значение в освоении многомиллионными массами российского литературного языка. Важные языковые черты, которые обусловили российское литературное произношение, сложились еще в первой половине XVII века в составе разговорного языка городка Москвы, так именуемого старомосковского просторечия. Разговорный язык Москвы, сложившийся к XVII веку на северновеликорусской диалектной базе под сильным воздействием южновеликорусских говоров, обусловил главные нормы литературного российского языка, в том числе и нормы произносительные. Установившиеся в Москве нормы передавались в другие культурные центры в качестве одного эталона, равномерно усваиваясь там на почве собственных местных диалектных особенностей. Полной унификации литературного произношения нет. Вероятны произносительные варианты, имеющие стилистическую расцветку. Не считая того, местное произношение всегда в определенной степени оказывает влияние на единое орфоэпическое произношение. Потому имеются местные отличия в произношении ряда больших городов, таких, как Ленинград, Казань, Горьковатый, Ростов-на-Дону, Рязань, Воронеж, Одесса и др. В советскую эру ранее выработавшаяся орфоэпическая система сохранилась во всех собственных главных, решающих чертах. Из нее выпали только отдельные личные особенности, получившие просторечный либо специфично местный, столичный нрав. В ряде всевозможных случаев произношение сближалось с правописанием. Появились новые произносительные варианты. Но, невзирая на возникшие колебания и произносительные варианты, произносительная система в целом представляет собой исторически сложившееся явление, которое, развиваясь и вырабатывая новые черты, в то же время сохраняет и классические черты, отражающие пройденный исторический путь. Основными источниками отклонений от литературного произношения являются письмо и родной говор. Отличия от литературного произношения под воздействием письма объясняются тем, что не всегда имеется соответствие меж буквенным и звуковым видом слова. К примеру, родительный падеж прилагательных мужского и среднего рода имеет в написании окончание с буковкой г, а произносится в этой форме звук (в): огромного (произносят больш[овъ]), слова естественно, что пишутся с буковкой ч, а в произношении соответствует ей звук [ш]: конешно, што и мн.др. В итоге воздействия правописания на произношение появляются произносительные варианты, допускаемые в литературном языке. Так появились произносительные варианты формы именительного падежа прилагательных мужского рода с основой на заднеязычные: [кр?епкъй] и [кр?епк?ий], [г?ипкъй] и [г?ипк?ий], глаголов на –гивать, -кивать, -хивать: [фскакъвът?], [фскак?ивът?] и др.


Загрузка...

Более личным источником отступления от литературного произношения является родной диалект говорящего. Так, очень устойчивой диалектной чертой на севере является оканье. Даже при утрате окающего произношения произносят не месте безударного [о] звук, близкий к отодвинутому вспять [э]: [вэда], [дэмой], [пэтом], [взэшла] либо [въда], [дъмой], [пътом], [взъшла].

На юге устойчивой диалектной чертой является произношение [г] фрикативного образования - [y]. Южане, усвоив литературное произношение во всех главных чертах, очень длительно сохраняют произношение [у] фрикативного. В особенности длительно держится фрикативное образование в конце слов, где звук [у] закономерно оглушается в [х], т.е. имеет место произношение: [с?н?ех], [п?ирох],[д?ен?ьх] и др. При переходе от диалектного якающего произношения к литературному могут сохраняться более открытые цвета безударных гласных. Такое сохранение воздействия диалекта на речь говорящих, усвоивших литературное произношение во всех главных чертах, тоже делает произносительные варианты. Но многие из этих вариантов, появившихся под воздействием местного говора, в примерной литературной речи недопустимы. [Е.М. Галкина-Федорук, К.В. Горшкова, Н.М. Шанский. Современный российский язык. Ч. I. – Изд. МГУ, 1961, с. 189-191]

Приведем некие примеры орфоэпических неотклонимых норм (произношение гласных и согласных звуков).

1. Слова иноязычного происхождения, вошедшие крепко в литературный язык, знают мягкое произношение зубных согласных и р перед е, к примеру: тема, тенор, претензия, теория, и мн. др.

В особенности следует предостеречь от произношения жестких согласных перед е в таких словах, как тема, техника, текст, картотека, Одесса, бес, музей, газета, пионер, бассейн, определенный, берет, доктор, эффект.

В недостаточно освоенных взятых словах наблюдается сохранение жестких согласных в согласовании с нормой ряда европейских языков. Произношение жестких согласных перед е наблюдается:

а) в выражениях, которые часто воспроизводятся средствами других алфавитов: де-юре, де-факто, кредо;

б) в словах, обозначающих понятия забугорного быта: пэр, мэр, дэнди, коттэдж, коктейль, констебль;

в) в собственных именах, фамилиях: Шопен, Флобер, Вольтер, Лафонтен;

г) в терминологии: интервью, дезинформация, модерн, ателье, шоссе, реквием, гротеск, сепсис, дедукция, модель, энергия, антитеза, щит.

2. Произношение сочетания чн как шн было обширно представлено в старенькой столичной традиции. Эти нормы отразились в указаниях о произношении соответственных слов в Толковом словаре под ред. проф. Д.Н. Ушакова.

В конце 19 – начале 20 веков многие слова произносились еще с шн, к примеру: булошная, беспроволошный, бутылошный, взятошник, войлошный, молошник, буднишный, бруснишный, бруснишник, беспорядошный и т.д.

По современным нормам такое произношение является устаревшим, в ряде всевозможных случаев – просторечным. Под воздействием правописания произношение шн равномерно стало вытесняться произношением чн. В современном литературном произношении шн непременно в немногих словах, в ряде других оно допустимо вместе с чн. В словах нового происхождения, в особенности в словах, показавшихся в советскую эру, произносится только чн, ср.: многостаночный, поточный способ, съемочный.

В современном языке шн произносится в последующих словах: конешно, скушно, яишница, пустяшный, скворешник, прачешная, перешница, в дамских отчествах на –ична: Савишна, Ильинишна, Фоминишна.

В ряде слов произношение шн допускается вместе с чн: булошная и булочная, сливошное и сливочное, яшневая и ячневая, молошный и молочный, пшенишный и пшеничный, лавошник и лавочник.

Под воздействием тюменских диалектов, в каких шн на месте чн всераспространено существенно обширнее, чем в литературном языке, в речи интеллигенции г.Тюмени произношение шн встречается в таких словах, в каких в нормированном языке употребляется чн, к примеру, решной (заместо речной), бруснишный сок.

3. В литературном языке в конце слов в согласовании с написанием произносится -мь (семь, восемь), -бь (голупь), -вь (любофь). Под воздействием говоров в Тюменской области встречается неверное жесткое произношение согласных (сем, восем).

4. В неопределенной форме глагола (улыбаться, заниматься, развиваться) на месте -ться по литературной норме произносится -цца (улыбацца, развивацца). Под воздействием говоров в Тюменской области нередко неверно молвят так, как пишут (улыбаться, развиваться).

5. Суффикс –ся употребляется в глаголах после согласных звуков: хохотал, мылся, после согласных же употребляется вариант –сь: смеялась, мылась. Другое произношение является диалектным.

Суффикс –ся, -сь по старенькой столичной норме произносился твердо.

В текущее время господствующим стало произношение мягенького –сь: смеюсь, зажглась. Только на сцене культивируется архаичное для общего литературного языка жесткое произношение звука с у возвратимых глаголов. Но –ся произносится твердо: смеялса.

6. Особенного замечания просит произношение гулкого согласного г. На месте орфографического г произносится взрывной г, который на конце слова чередуется с взрывным к: могу – мок.

В литературном языке фрикативное г употребляется в ограниченных критериях, с колебаниями: а) всегда в междометиях ага, ого, гоп; б) в неких словах, обширно употребляющихся в церковном произношении: Господь, Бог, (Бога и т.д.), пореже: благо, благодарить, обеспеченный. В последних словах нередко произносится г взрывное.

7. В речи тюменской интеллигенции под воздействием говоров сочетание гк произносится нередко как кк, а сочетание гч как кч либо кш: мяккий, леккий, лекковой, леккомысленный; мякче, мякше, лекче, лекше. В литературном языке в сочетаниях гк и гч в итоге диссимиляции по методу образования заместо г произносится фрикативный звук х: мяхкий, лехкий, мяхче, лехче, облехчить, смяхчить, и под.

8. В первом предударном слоге после жестких согласных (не считая шипящих) произносится на месте орфографических а и о звук, близкий а. Не случаем еще М.В. Ломоносов писал:

“Величавая Москва в языке настолько нежна,

Что “а” произносить за “о” велит она”.


В других безударных слогах после жестких согласных произносится звук ъ – лаконичный, редуцированный гласный среднего подъема.

В российском языке норма исключает так называемое оканье, т.е. произнесение звука о в безударном положении: нельзя, как следует, гласить молоко, золото, дорогой, заместо о произносится редуцированный звук (средний меж о и а). В Тюменской области под воздействием окающих старожильческих говоров “оканье” всераспространено и посреди носителей литературного языка.

9. В согласовании с ударным е в первом предударном слоге произносится звук, средний меж э и и – эы: цэына, оцэынить, цэыла, цэылую, лицэывоц, кольцэывой.

После мягеньких согласных в первом предударном слоге в согласовании с ударным а, о, е произносится несколько ослабленный гласный фронтального ряда, по степени подъема средний меж и и е – ие. Примеры: вз?иела, п?иети, пр?иеди, з?иетья, т?иени, в сниегу, цв?иеты, л?иесной, с?иедой, с?иело, в?иело, в?иесло, н?иесу, в?иезу, н?иесу, иеда, иезда, ч?иесы, ш?иедить, ш?иенель.

Икающее произношение в текущее время встречается и в литературном языке. Но такое произношение не считается примерным и типично для беглой речи.

В других предударных слогах после мягеньких согласных произносится звук, средний меж и и е, но более редуцированный, чем в первом предударном слоге, - ь. Примеры: п?ьр?ьв?иела, п?ьр?ьв?ьз?иена, ч?ьловек.

Произношение гласных в первом предударном слоге после шипящих допускает в современном литературном языке произносительные варианты. По старенькой столичной норме произносят в данном положении звук, средний меж э и ы, - ыэ либо даже ы – в согласовании с ударным звуком а; в согласовании с ударным е произносится звук эы. Примеры: жыра, жыэркое либо жыркое, жыэровня, шыэгать либо шыгать, шыэлить либо шылить, жэылтеть, шэыстой, пшэыно, шэыренга.

Эта норма поочередно соблюдается в современном сценическом произношении, в произношении дикторов радио, но она не имеет уже широкого распространения. В текущее время установилась 2-ая норма, по которой после шипящих, в особенности перед жесткими согласными, в согласовании с ударным а произносят гласный, близкий к а.

Но в ряде отдельных слов орфоэпическим следует считать произношение с ые: жыэлеть либо жылеть; к сожыэлению, пожыэлей, жыэкет, жыэсмин, лошыэдей, лошыэдям, лошыэдями, лошыэдях.

Допускается много отступлений от орфоэпических норм в употреблении гласных е либо о после мягеньких согласных под ударением.

Главным фонетическим положением, в каком в российском языке осуществилось изменение е в о, является положение перед жесткими согласными. Потому незакономерно произношение ударного гласного э в таких словах, как расчесывать, гумус, с насмешкой, черточка, подчеркивать, желчь, желчный, застегнутый, блестеть, блеклый, поблекший, белесый, тверже.

Акцентологические нормы в современном российском литературном языке нелегки для усвоения из-за разноместности и подвижности ударения в нашей речи. Ударение в российском языке может падать на различные слоги (1-ый, 2-ой и т.д.), также может в одном и том же слове, при изменении его формы, передвигаться с 1-го слога на другой (к примеру: пóхороны, похорóн, на похоронáх). 1-ое свойство именуется разноместностью, 2-ое - подвижностью ударения.

Словесное ударение является неотклонимым признаком слова. Слово опознаётся, только при определенной постановке ударения.

Ударение в российском языке свободное. Оно может быть на любим слоге слова. В границах 1-го и такого же слова ударение может передвигаться с 1-го слога на другой, к примеру: поня'ть, по'нял, сообразила'.

В почти всех случаях словесное ударение служит признаком, по которому различаются значения слов, к примеру: а'тлас и amла'c, за'мок и замо'к, му'ка и мука'.

Разноместность ударения в российском языке дает возможность разграничивать грамматические формы как 1-го и такого же слова, так и 2-ух различных слов, к примеру: сте'ны и стенки', ру'ки и руки', насы'пать (соверш. вид) и насыпа'ть (несоверш. вид), по'лка и полка', cmo'um и cmou'т.

В неких словах российского языка ударение ставится то на одном, то на другом слоге. Оба варианта являются правильными, к примеру: творо'г и тво'рог, ина'че и и'наче, мышле'ние и мы'шление, ке'та и кета', одновре'менно и одновреме'нно.

В особенности многообразно, а потому очень тяжело для исследования словесное ударение имён существительных. Много споров вызывают слова догово'р и пригово'р, которые многими произносятся как до'говор и при'говор. Верно произносить следует догово'р и пригово'р, как разгово'р и угово'р. Время от времени ударение меняет значение слова: призывно'й (призывно'й возраст) и призы'вный (призы'вный клич), мелочно'й (продукт), ме'лочный (человек).

Бывают случаи, когда ударение изменяется со временем: так, при Пушкине гласили музы'ка, а не му'зыка. Вспомним: Гремит музы'ка боевая.

Это разъясняется происхождением слова музыка от франц. music с ударением на последнем слоге. Как это слово «обрусело», оно потеряло французское ударение.

Многие иноязычные слова и в текущее время в разговорной речи произносятся с неправильным ударением. К примеру. ква'ртал, а'тлет, про'цент, na'pmep. а'мпер, жа'люзи, доктора'менты, ко'клюш можно услышать в речи заместо правильных кварта'л, атле'т, проце'нт, napme'p, ампе'р, жалюзи', медикаме'нты, коклю'ш.

Можно представить, что все приведенные слова зарубежного происхождения, и потому их правильное произношение разъясняется неведением зарубежного языка. Но почему же так нередко встречается неверное ударение в исконо российских словах? Часто молвят: средства' (вмести сре'дства), свёкла' (заместо свёкла), 100'ляр (заместо столя'р), танцовщи'ца (заместо танцо'вщица), на'чать (заместо нача'ть), тесновато' (заместо те'сно) и т. п.

Нередко ошибочно молвят кило'метр, но при всем этом никто не гласит кило'гр, хотя в речевой практике встречается сокращение кило'. Тут «французская» манера произношения (ударение на последнем слоге) полностью уместна, потому что метрическая система была в первый раз введена во Франции.

По месту ударения существительные можно распределить по трём группам:

1. Слова, в каких ударение ставится на определённом гласном базы и ни в одной падежной форме не меняет собственного места.

К примеру, если в им. п. ед. ч. звучит ле'ктор, -а, -ом, -е; мн. ч.: л'екторы, -ов, -ами, ах, не рекомендуется произносить лектора', лекторо'в.

Такое же неизменное ударение на корне во всех косвенных падежах будет и в словах догово'р, кварта'л, созы'в, сре'дство.

Некорректные формы контракта', до'говоры, со'зыв, средства' неумолимо скитаются из 1-го выступления в другое, подходящим образом характеризуя культуру речи говорящего.

2. Слова, в каких ударение ставится во всех падежах на окончании. Если в им. и вин. падежах окончание нулевое (стол, предел, рубль, язык), то ударное окончание имеют формы косвенных падежей стола', cmoлo'в, рубля', рубле'й, языка', языко'в.

3. Слова, где место ударения в формах ед. и мн. числа различно. В таких словах ударение перемещается с базы в ед. ч. на окончание во мн. ч.:

о'круг – о'круга, мн. ч. окрестность' – округов;

но'востъ – анонсы, мн. ч. но'вости – новостей;

и напротив, ударение перемещается с окончания в ед. ч. на базу во мн. ч.: среда' – среды', мн. ч. сре'ды – сред, о сре'дах.

Приведём перечень слов, в каких нередко допускаются ошибки в ударении.

В именах прилагательных трудности обычно вызывает положение ударения в коротких формах. Если никому не приходит в голову сказать правы'й заместо пра'вый, то Вы не прав`ы заместо Вы не пра'вы слышится сплошь и рядом.

Следует уяснить несколько закономерностей постановки ударения в коротких формах прилагательных.

Во-1-х, короткие прилагательные обычно имеют те же ударения, что и полные: перегру'женный – перегру'жен, перегру'супруга, перегру'жено, и потому когда молвят «повестка денька перегружена'», – это звучит безграмотно.

2-ая закономерность заключается в том, что ряд обширно употребляемых коротких форм прилагательных в мужском и среднем роде имеют такое же окончание, как и полная форма (на базе), а в женском роде ударение перемещается на окончание: бли'зкий – бли'зок – близка' – бли'зко – бли'зки; ва'жный – ва'жен – принципиальна', ва'жно – ва'жны.

Если ударение идиентично в короткой форме прилагательных дамского и среднего рода, то такое же ударение иудет иметь и множественное число: бога'тый – бога'т – бога'та – бога'то – бога'ты; поле'зный – поле'зен – поле'зна – поле'зно – поле'зны.

Если ударение в женском и среднем роде различно, то ударение в форме множественного числа совпадает с ударением в форме среднего рода: гне'вный – гне'вен – яростна' – гне'вно – гне'вны; во'льный – во'лен – вольна' – во'льно – во'льны и доп. вольны'.

Приведём перечень прилагательных, в произношении форм именительного падежа которых более нередко делают ошибки.

Трудности глагольного ударения в главном связаны с формами прошедшего и грядущего времени, также с причастиями. В формах реального времени обычного грядущего один из самых фаворитных – глагол звонить.Невзирая на относительно широкую употребительность в речи форм зво'нит, позво'нит, все орфоэпические словари в качестве литературной нормы указывают ударение звони'т, позвони'т.

Формы прошедшего времени дамского рода более употребительных глаголов отличаются тем, что в их ударение падает на окончание, в то время как в мужском и среднем роде, также во множественном числе ударной оказывается база. Эти глаголы (всего их около 280), также производные с приставками следует уяснить, в тяжелых случаях инспектировать себя по словарям: брать – брал, брала', бра'ло, бра'ли; быть – был, была', бы'ло, бы'ли; взять – взял, взяла', взя'ло, взя'ли; гнать – гнал, гнала', гна'ло, гна'ли и т. д.

Так же ведут себя и приставочные глаголы: добы'ть – добы'л, добыла', добы'ло, добы'ли; забра'ться – забра'лся, забра'лась, забра'лось, забра'лись и др.

Ударение в формах «любимых» парламентских глаголов нача'ть и приня'ть ставятся последующим образом: нача'ть – на'чал, начала', на'чало, на'чали; пршя'ть – при'нял, приняла', при'няло, при'няли.

У других глаголов ударение в разных формах прошедшего времени унифицировано: знать – знал, зна'ла, зна'ло. зна'ли.

В причастиях, как и в прилагательных, затруднение может вызывать ударение в коротких формах. Тут необходимо уяснить последующее правило: если в полной форме ударение падает на суффикс (-онн-/-енн-), то таким же оказывается ударение в короткой форме мужского рода. В женском и среднем роде и во множественном числе ударение перемещается на окончание: введённый – введён, введена', введено', введены'; заграждённый – заграждён, заграждена', заграждено', заграждены'.

В других коротких причастиях ударение может падать и на базу, и на окончание:. на'чатый – на'чат, начата', на'чато, на'чаты; принятый – при'нят, принята', при'нято, при'няты.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Лекция 2. Языковая норма, её роль в становлении и функционировании литературного языка:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Лекция 2. Языковая норма, её роль в становлении и функционировании литературного языка