Измерение, эмпирические данные и методы анализа. 4 страница

Измерение, эмпирические данные и способы анализа. 4 страничка


Естественно, данное явление не было совсем новым. Быстрее можно гласить об интенсификации процесса, так как память по природе собственной изменчива и относительна. Невзирая на то, что через так именуемую политику памяти пробуют сформировывать её официальный образ и воздействовать на то, что вспоминают и о чем запамятывают, память не удаётся таким методом поработить и подчинить. Даже в тоталитарный период и во времена авторитарных правительств память о определенных событиях, людях и местах всегда текла наименее приметным течением приватной, домашней памяти, либо концентрировалась в рамках малых групп. Очень увлекательным примером таковой "под-

Исследования осуществлены в рамках проекта Института социологии Института в Белостоке "Процессы функционирования коллективной памяти в культурно дифференцированных регионах на примере Белосточины и Любельщины" и реализованного в 2010 - 2012 гг.

1 Слово, не имеющее эквивалента в российском языке. Значит возрождение локальной общности и расширение её прерогатив, выражающееся в укреплении разных форм самоуправления, в возрастании значения децентрализованной выборной местной администрации. Прим.перевод.



стр. 130

польной" памяти служила хотя бы память о Величавой Российскей войне в бывшем СССР в видении дам [Aleksijewicz, 2010; Алексиевич, 1988], либо память, связанная с множественностью культур городов восточной Польши, исходя из убеждений живущих в их меньшинств2.

В современных исследовательских работах коллективной памяти очевидно происходит смена подходов и оптики. Как следует, изменяется также применяемый в их теоретический и методологический инструментарии.

Начнем с теоретического контекста. Парадокс коллективной памяти длительное время, в особенности в европейской социологии, исследовался и анализировался в русле дюркгеймовского, холистского взора на социальные явления. Акцент делался на коллективное измерение памяти и на её функциях по отношению к обществу и социальной группе как целому. Символический интеракционизм с его сосредоточением внимания на индивидуме и его идентичности сменил этот угол зрения и направил энтузиазм исследователей на механизмы, связывающие персональную память с коллективной. В этом подходе более естественным оказывался интерсубъективный механизм формирования памяти, размещенный в структурах интеракций. В текущее время естественным является ещё одно течение в исследовательских работах памяти, связанной с локальной общностью. Тут принципиальным становится исследование воздействия памяти на региональную идентичность и на образ региона либо городка, также на социальные конфликты и уровень общественного и культурного капитала обитателей.

Новый метод исследования коллективной памяти связан также с переменами в области историографии. Энтузиазм к истории обыденности, к "малой" истории, к истории меньшинств и групп, которая ранее не была представлена в учебниках по истории, содействует автономизации локальной памяти. Историки и музейные работники всё почаще обращаются к прошлому определенного, локального места. Возникают исследования по истории культуры, связанные с обычаями, межличностными отношениями и с ежедневной жизнью. Это распространилось на практику индивидов и институтов, связанную с защитой локального культурного наследства, и стало принципиальным элементом конфигурации места в "городке". Определенному городскому месту - улицам, старенькым домам - стали приписывать ценности и значения, обращенные к локальной "малой истории", что позволило охарактеризовать этот процесс как "историзацию места" [Szpocinski, 2008:17].

В итоге всё очевиднее становилась тенденция к конструктивистскому определению культурного наследства и коллективной памяти. Прошедшее является объектом внимания не только лишь для индивидов и институтов, мастерски занимающихся этой темой. Всё более принципиальная роль стала отводиться "локальным хранителям традиции", также неправительственным организациям. Это осуществляемое снизу формирование локального наследства либо увековечивание локального прошедшего верно выслеживается на территориях, которые в прошедшем были поликультурными, сопровождается включением в повествования группы "других", которой на тех землях в главном уже не осталось. В польских местечках и городках таковой группой в большинстве случаев становились евреи, память о которых стала активно исследоваться, начиная с последнего десятилетия XX в. Показательными примерами субъектов, формирующих снизу мультикультурное локальное наследство, являются: Центр Городские Ворота - Театр NN в Люблине (Osrodek Brama Grodzka - Teatr NN w Lublinie); ассоциация: Культурное Общество "Боруссия" в Ольштыне; Центр Пограничье искусств, культур, народов в Сейнах3. Все эти организации своими действиями делают специфическую


Загрузка...

2 Любознательным примером таковой "контрпамяти" выступают так именуемые Книжки Памяти, изданные еврейскими землячествами, т.е. приятельствами, в которые слились евреи из 1-го городка, эмигрировавшие после 2-ой мировой войны из Польши.

3 Управляет этим центром К. Чижевски (Krzysztof Czyzewski). Он был награжден премией фонда Дана Давида (Fundacja Dana Davida.: http://bialystok.gazeta.pI/bialystok/1,35235,16060305,Je stescie_tu_potrzebni__Rozmowa_z_Krzysztofem_Czyzewskim.html#TRLokBialTxt).

стр. 131

философию городка. Её целью является осознание городка через знакомство с различными, время от времени диаметрально обратными, выражающими обоюдную неприязнь, но в реальности дополняющими друг дружку рассказами-памятью. В итоге, как пишет П. Рикёр, это приводит к "изложению нашей своей истории исходя из убеждений памяти парней и дам, принадлежащих к другим группам, хорошим от нашей, и даже к другим культурам" [Ricoeur, 1995: 34]. Это феноминальным образом поддерживает процесс выстраивания нашей идентичности (как персональной, так и "идентичности" городка), так как "осознать себя - это означает быть способным на рассказ о самом для себя историй, понятных и совместно с тем вероятных для принятия со стороны других" [Ricoeur, 1992: 57]. В этой перспективе противоборство и конфронтация время от времени даже спорных памятей не должна приводить к соц конфликтам. Как справедливо направляет на это внимание Б. Мишталь, риск конфликта памяти может быть уменьшен средством "критической и открытой её актуализации" [Misztal, 2005:1331].

Конфигурации в области теории воздействовали на применяемые способы. В польской социологии с 1960-х гг. в исследовании коллективной памяти обычно применяли анкеты, отсюда следовало нередкое внедрение понятия исторического сознания, которое можно было учить таким способом. Этот способ давал неплохой инструмент для исследования познаний о прошедшем и для выяснения чувственного дела к содержанию наследства. Воззвание внимания на интерактивные механизмы формирования памяти, на роль культурных практик в определенном пространстве и определенном его месте проявилось в большем интересе к высококачественным способам: к интервью, к анализу дискурса и, в конце концов, к способам, связанным с анализом зрительных передач. В этом контексте всё почаще употребляются такие понятия, как коллективная память, культурная память и место памяти (Lieu de memoire П. Нора). Возникновение новых медиа стало еще одним вызовом для исследователей коллективной памяти - исходя из убеждений как количества данных, сделанных в киберпространстве в не встречавшихся ранее масштабах, так и специфичности коммуникации, опосредованной современными технологиями.

Киберпамять. Анализ процесса формирования памяти о прошедшем городка в киберпространстве является полностью нужным элементом исследования данного явления. Посреди применяемых источников инфы по локальной истории очевидно лидирует Веб (в наших исследовательских работах 42% респондентов в Белостоке и 31% в Люблине сказали, что Веб выступал для их источником познаний о прошедшем их городка4). Эти результаты подтверждаются и в других исследовательских работах, которыми было установлено, что 93% активных интернет-пользователей в возрасте от 18 до 54 лет почерпнули познания о собственном (региональном) меньшинстве конкретно из интернет-сервисов5. В текущее время это более нередко избираемый источник инфы. В 2011 г. 36% респондентов информацию о собственном регионе и локальном месте брали из Веба6. По другому говоря, история собственного региона является одним из частей виртуальных поисков.

Перейдем сейчас к определению 1-го из главных понятий реального текста: киберпамять. Оно образовано добавлением приставки кибер- аналогично тому, как это изготовлено в понятиях, принятых в среде польских гуманитариев, таких как киберкуль-тура и киберискусство. Я определяю киберпамять как содержание, представляющее тему прошедшего: действия, места, предметы и людей (как героев, так и антигероев), а

4 Данные формализованных интервью в Белостоке (Л/ = 283) и Люблине (N = 324). Респонденты отбирались по случайно-квотной выборке. Исследование 2010 г.

5 Исследования Веба - PBI ( Polskie Badania Internetu Sp.zo.o. вместе с компанией Gemius SA) от 2009 и 2011 гг. URL: http:/www.internetstandard.pl/drzewo/1815_1/Internet/ Informacje.о.Sieci/Badania.lnternetu/Megapanel.PBI.Gemius.html (дата воззвания: 23.08.2014).

6 См.: Мегапанель: Польские исследования Веба. URL: http://www.slideshare.net/ bartlomiejdwornik/wiadomoci-lokalne-w-internecie (дата воззвания: 23.08.2014).

стр. 132

также методы сохранения этого прошедшего в памяти и специальные культурные практики, связанные с процессом коммуникации средством новых медиа7.

Новые медиа я определяю как услуги, заключающиеся в доступе к содержанию в хоть какое время, в случайном месте и на случайном цифровом устройстве, также как интерактивные представления и отзывы юзеров и их творческое роль и создание общества вокруг мультимедиального контента. Вторым принципиальным элементом новых медиа является "демократизация" сотворения, публикации, распространения и употребления медиа-контента.

В реальном исследовании анализируется содержание материалов, размещенных в Вебе. Естественно, киберпамять создаётся, хранится и предоставляется по-разному. Увлекательным примером в этом контексте выступает приложение Augmented Reality, разработанное для мобильных устройств (iPhone/iPad и Android), с помощью которого можно сразу просматривать как современный вид городка, так и то, каким он смотрелся в прошедшем. Функция базирована на системе, которая после съёмки кадра накладывает из архивной базы на современное изображение исторический кадр такого же места. Такое решение, являющееся элементом киберпамяти городка, не так давно было применено в Польше в приложении - путеводителе по городку Освенцим8.

Обращаясь к предложенному выше определению, также к выражению о воздействии компьютерной медиальной революции на все этапы коммуникации (сбор данных, их переработку и преобразование, хранение и распространение) [Manovich, 2006: 82], можно утверждать, что также и в коллективной памяти происходят очень отчётливые конфигурации под воздействием новых медиа.

В предлагаемом определении киберпамяти выделяются три главных элемента: 1) содержание памяти (действия, люди, места в пространстве); 2) методы сохранения памяти (форма презентации содержания); 3) специфичность коммуникации (создание и получение содержания)9.

Анализируя 1-ый элемент определения - содержание памяти, следует направить внимание, что специфичность новых медиа такая, что они интенсифицируют разрушение канона сохранения памяти. "В отличие от мира офлайн, - увидел 3. Бауман, - для которого (как Ницше пророчески гласил через Заратустру) прошедшее с его закаменевшими отложениями должно стать призраком и ужасом, "проклятьем и скрежетанием зубов", в мире онлайн, в мире..., переданном (показанном? сконструированном? симулированном?) через электрические медиа, время стает как разделенное на клочки, разорванное на куски без истории и грядущего, как неупорядоченные эпизоды, последовательность фрагментов, которую можно произвольно поменять без вреда для смысла представления эпизодов, самодостаточных по определению, любой из которых идиентично просто и одномоментно может как вырезаться, так и вызываться к (преходящей и мимолётной, убегающей) жизни"10. Специфичность киберпамяти является следствием структуры новых медиа, которую Л. Манович определяет как базы данных (в отличие от нарративов), с которыми юзер может производить различного рода операции: просматривать, проводить навигацию и поиск. Внедрение этого типа нарратива связывается с совсем другим опытом приема и переработки содержания, чем чтение книжки либо просмотр кинофильма. В киберпамяти нет института проводника - получатель сам конструирует свои представления на тему прошедшего, находя очередные большие слова (hasta) - либо переходя в другие места в

7 Формулировка опирается на определение коллективной памяти, предложенное Б. Шацкой [Szacka, 2006:19].

8 Приложение Augmented Reality. Доступно на: URL: http://app.oshpitzin.pl/ (дата воззвания: 23.08.2014).

9 Что сохраняется в памяти? Как это сохраняется в памяти? Какие коммуникативные практики сопутствуют этому?

10 Кусок из беседы З. Баумана с М. Халявой о том, как люди становятся субъектами в текущей современности, в мире новых медиа, выступающем как база данных [Filiciak and other, 2010: 130].

стр. 133

сети, кликая на гиперссылки в читаемом тексте. "Большая часть объектов новых медиа не говорят никаких историй; не имеют ни начала, ни конца; не проявляется в их никакого развития, которое тематически, формально либо ещё как-либо по другому организовало бы их элементы в последовательность. Они являются быстрее собраниями личных составных частей, любая из которых имеет такое же значение, как и другие" [Filiciak and others, 2010: 333].

Крушение канона памяти - также итог сильной индивидуализации и персонализации передачи киберпамяти. Новые медиа, в особенности Веб, стали комфортной платформой в распространении содержания, отфильтрованного через биографию индивида-автора, либо через семейную историю. Не считая того, свою роль играет фактор высочайшей популярности дигитализации, а в ближайшее время всё почаще также и эфемерных цифровых ресурсов (digital preservation). Примером тому служат проект 11 Сентября Цифровой Архив, повышение оцифрованных ресурсов "устной истории" и возникновение проектов, имеющих задачей создание архива современности (к примеру, проект: Один денек, организованный в рамках медиалаба в Люблине в 2011 г.). С другой стороны, персонализация может являться сознательной стратегией сохранения памяти, одним из более узнаваемых примеров тому выступает сделанный Центром Городские Ворота - Театр NN в Люблине профиль Хея Житомирского в Фейсбуке (еврейского ребёнка из Люблина, который умер в период Холокоста: https://www.facebook.com/zytomirski?fref=ts).

Разрушение канона памяти разумеется также при выявлении в потоке официальных публикаций сепизированных11 дискурсов памяти, которые отодвигаются на периферию либо замалчиваются. В контексте памяти о поликультурности таким "местом памяти" до недавнешнего времени были еврейские обитатели обоих городов12. Конкретно веб стал и остается до сего времени главным местом сохранения памяти о том, чего уже нет. В случае Люблина естественным примером таковой функции киберпамяти является деятельность Центра Городские Ворота - Театр NN в Люблине, а в случае Белостока мы встречаем инициативы наименьших масштабов, такие как: Маршрут по еврейскому наследству, разработанный Фондом Института в Белостоке, также создание зрительных ресурсов на страничке, посвященной еврейским кладбищам в Подлдяском воеводстве13. Проектом общепольского масштаба стала акция: Тоскую по для тебя, еврей, инициированная актером и художником Р. Вифлеемским - пример демократического, развивающегося снизу метода сбора материалов о ранее имевшемся в польских городках, сейчас исчезнувшем еврейском контингенте обитателей (на Веб-странице каждый может добавлять свои мемуары либо снимки).

Обращаясь ко второму элементу определения, остановимся на 2-ух качествах методов сохранения памяти: специфичном языковом коде и на визуализации. При анализе дискурса, соответствующего для новых медиа, часть исследователей пользуются традиционной концепцией Б. Бернштейна и его понятием ограниченного кода. Та концепция находит, естественно, применение для внеинституциональных "мест памяти", таких как блоги, социальные сети и дискуссионные форумы. М. Краевски отмечает, что язык, применяемый в киберпространствах такового рода, "подчинен, сначала, темпу, в каком осуществляется передача инфы, но он следует также из способностей, вписанных в сами устройства (миниатюризация, ограничения, касающиеся количества символов) также основного контекста их использования (в большинстве случаев в процессе выполнения других действий, попутно, в общественном пространстве). Сле-

11 Сепизация (от британской аббревиатуры SEP - Somebody Else's Problem) - англицизм, значащий умалчиваемые (либо замалчиваемые) темы, которым не присваивают значения. Прим. перевод.

12 Другие достойные внимания примеры белостокской киберпамяти - это память об исчезнувшей предвоенной древесной городской застройке, также память о временах Польской Народной Республики.

13 http://www.bagnowka.com/

стр. 134

дует отметить, но, что ограниченные коды - это не только лишь бедность средств выражения и их форматирование либо краткость, но сначала контекстуальность и ситуативность" [Krajewski, 2010:144]. Дискурсы, относящиеся к коллективной памяти, по "природе" дискурса нередко оказываются короткими и расплывчатыми. Традиционные примеры несложно найти в соц сетях (Facebook), где на фан-страницах отдельных городов можно повстречать недлинные комменты (обычно под архивными фото), которые свидетельствуют о некоей базисной установке (быстрее о познаниях и чувствах) в отношении прошедшего городка. Время от времени такового рода деяния могут принимать форму краудсорсингового14 сбора инфы о фото, о месте в городском пространстве и о определенных лицах на снимке.

Отсюда всего шаг к короткому дискуссии 2-ой по порядку специфичной черты киберпамяти, а конкретно: в отношении преобладания вида в этой передаче. При анализе связанных с прошедшим обоих городов блогов и фан-страниц на фейсбуке поражает количество фотоснимков и других зрительных посланий (к примеру, почтовых открыток) как доминирующей формы передачи киберпамяти. Этим подтверждается тезис о визуализации исторической культуры, понимаемой как преобладание роли зрительных воспоминаний в процессах передачи и восприятия прошедшего [Szpocinski, 2008: 17].

Последний элемент в определении киберпамяти определяет специальные культурные практики сохранения сделанных и приобретенных материалов, связанных с прошедшим. Конструирование коллективной локальной памяти в виртуальном измерении уделяет свое внимание на групповой нрав действий, совершаемых в Вебе. Эти деяния нередко имеют внеинституциональный нрав идущих снизу инициатив. Материалы, относящиеся к прошлому городка, сделаны людьми, мастерски не связанными с историей. Благодаря сетевым технологиям их работа отличается высочайшим качеством. Их даже именуют проф аматорами (любителями - англ. ProАт). Такое осуществляемое снизу создание локальных памятей воспринимает иногда форму краудорсинговых акций, при которых от юзеров собирается информация на тему истории отдельных объектов, персонажей, событий и т.д. (такими проектами в Польше являются, например, портал Wirtualny Sztetl15 и проект Otwarte Zabytki). Эта демократизация сотворения мест памяти в киберпространстве приводит к тому, что канон памяти может быть подорван в всякую минутку - историк, эксперт и обыденный обитатель занимают равные позиции как создатели. Пример данного явления - Википедия.

В контексте локальной идентичности возникновение киберпамяти является принципиальным элементом конфигураций наших территориальных идентификаций. Физическая территория до недавнешнего времени была основой идентификации. Подключение виртуального мира со всем его набором инфы, обсуждений, связанных с городом общностей, сдвигает осознание местности (как фактора, влияющего на идентичность обитателей Белостока и Люблина) в сторону понятия "общественного места" как опыта членов общности, который не может придти тут и на данный момент, но может появляться в виртуальном пространстве: на страничке Фейсбука либо на дискуссионном Интернет-форуме. Б Уэлмэн определяет такового рода общности как сети и связи меж индивидумами, которые обеспечивают общительность (sociabierty) socialability, поддержку, информацию, испытывая чувства причастности и социальной идентификации [Wellman, 2001]. И вправду, виртуальные места, связанные с городом (блоги, фан-пейдж

14 Термин, введенный писателем Джеффом Хау и составленный из соединения 2-ух слов: crowd - "масса" и sourcing - "внедрение ресурсов": решение общественно важных задач силами добровольцев-любителей, осуществляющих и координирующих эту деятельность при помощи информационных технологий. Прим. переводчика.

15 База познаний о культуре польских евреев, включающая виртуальный музей, виртуальную энциклопедию, данные о местах захоронений жертв Холокоста и обхватывающая интернет-сообщество в несколько тыщ активных юзеров. См. URL: http://www.sztetl.org.pl/. (Прим. перевод.).

стр. 135

на порталах соц сетей, дискуссионные форумы), делают как утилитарную функцию (предоставляют информацию), так и функцию идентификации (к примеру, в обсуждениях о городской архитектуре, о реконструкции и ревитализации16, создающих место для определения локальной идентичности).

Последний вопрос: как киберпамять - явление типичное, хорошее и отдельное от коллективной памяти в "реале". Тут я обращусь к концепции киберкультуры П. Завойского. Он утверждает, что киберкультура представляет собой новый тип культуры, который основывается на синергии того, что есть онлайн и офлайн17, "переформулирует спецефическим образом все нюансы функционирования соц структур в мире, где властвуют компьютерные технологии" [Zawojski, 2010: 100, 112]. В случае киберпамяти эта синергия полностью явна. Нельзя в данном случае верно поделить действительность на "виртуальную" и "реальную" поэтому, что обе эти действительности тесновато переплетены. Это взаимопроникновение 2-ух форм памяти разумеется хотя бы в ситуации, когда сеть становится инвентарем сотворения стартового капитала - к началу совместной деятельности (так, в Белостоке дискуссировались вопросы охраны соцреалистической части городка и древесной застройки; обсуждения увенчались определенными действиями "в реале", в том числе подписанием петиции к Воеводскому консерватору памятников старины и архитектуры18).

Мультикультурное прошедшее Белостока и Люблина в киберпространстве. Для статьи я представляю кейс-стади - сопоставление 2-ух типов киберпамяти: официальной (анализ истории городка и календарь на официальной страничке городка и городских порталах19) и неофициальной (в Википедии). Выбор такового рода материала был изготовлен исходя из последующих посылок:

Официальные странички - показатель официальной политики памяти. Они сделаны "сверху", потому что веб-страницы городских городских органов власти являются визитными карточками городка, позиционированными в сети.

В Википедии странички, посвященные истории, принадлежат к числу нередко просматриваемых, а сама Википедия много лет является одним из более фаворитных в Польше образовательных порталов20. Дополнительный аргумент может представлять статистика просмотров словарных статей: "История Белостока"21 и "История Люблина"22.

Сопоставление исторических повествований, размещенных на отдельных страничках Википедии (т.е. отдельных статей "История городка", также "Календарь истории") с повествованиями, взятыми из описаний на официальных страничках городов, обнаруживает много расхождений и противоречий. В случае официальных страничек Белостока явна сепизация и маргинализация мультикультурности в истории городка. Невзирая на то, что до 2-ой мировой войны евреи составляли более половины обитателей этого городка, на страничках истории городка о их упоминается исключительно в контексте 2-ух событий: погрома 1906 г. и строительства Большой Синагоги. Поражает умалчивание вклада еврейских и германских обитателей Белостока в экономическое и

16 Rewitalizacja - дословно - возвращение к жизни, оживление (Прим. перевод.).

17 Сленговый термин, обычно используемый к чему-то, не относящемуся к Вебу - в противоположность "онлайну" (Прим. перевод.).

18 Chcesz chronic Suraska.? Podpisz petycje do Konserwatora Zabytkow. URL: http://article.wn.com/view/2012/08/02/chcesz_chroni_surask_1 _podpisz_petycj_do_konserwatora_zabytk/ (дата воззвания 14.12.2012).

19 Historia Biategostoku. URL: http://www.bstok.pl/bialystok (дата воззвания: 25.08.2014 г.); Lublin - miasto inspiracji. Historia miasta URL: http://www.lublin.eu/Historia_Miasta-4 - 6-2 - 21.html (дата воззвания 25.08.2014 г.).

20 Согласно данным из исследовательских работ Мегапанели: Megapanel: serwisy tematyczne I 2012 URL: http://www.egospodarka.pl/art/gaieria/78744,Megapanel-serwisy-tematzcyne-l-2012,4,12,1.ht ml (дата воззвания 25.08.2014).

21 Wikipedia article traffic statistics: Historia Biategostoku. URL: http://stats.grok.se/pl/latest90/His-toria_Bia%C5%82egostoku (дата воззвания: 25.08.2014).

22 Wikipedia article traffic statistics: Historia Lublina. URL: http://stats.grok.se/pl/latest90/Historia_ Lublina# (дата воззвания: 25.08.2014).

стр. 136

культурное развитие городка - эти темы более нередкие в неофициальных виртуальных передачах локальной памяти, к примеру на блогах и в презентации архивных фото. В официальном изложении локальной истории тема евреев, по правде, возникает только при обсуждении 2-ой мировой войны - и что симптоматично, это типично для большинства проанализированных интернет-публикаций с изложением локальной истории. А конкретно: Холокост оказался интегрированным в изложение с нарушением хронологии описания событий, преследования польских обитателей Белостока "выделены" из основной полосы повествования. Тут нет связей меж событиями, относящимися к евреям, и событиями, касающимися других обитателей городка (к примеру, о том, какие дела были меж еврейскими и польскими жителями в годы войны).

История мультикультурного послевоенного Белостока - "белоснежное пятно" в кибер-памяти (в официальных и неофициальных изложениях). Естественно, это может быть связано с наименьшей - по сопоставлению с предвоенной - этнической дифференциацией в послевоенном Белостоке, но, как представляется, это быстрее итог закрепившейся непамяти о возвращении евреев, уцелевших после Холокоста, и итог маргинализации воздействия православных, обычно, более бессчетных, мигрантов на городскую культуру Белостока. Этот 2-ой элемент памяти относится, быстрее к области "стыда" и связан со стратегией сокрытия новыми белостоцкими "мещанами" (городскими жителями) собственных культурных традиций и собственного сельского плебейского происхождения. К этому добавляются "не переработанные" темы польско-белорусских отношений периода русской оккупации в 1939 - 1941 гг. и вклада государственных меньшинств в строительство новейшей послевоенной политической системы. Непременно, история Белостока на официальных городских веб-сайтах необыкновенно польскоцентрична и в значимой мере игнорирует вклад в развитие городка других национально-этнических групп.

Случай Люблина другой: тут видна попытка "переработать" исторические повествования в плане их соединения с мыслью мультикультурности. Можно представить, что эта стратегия имела прямую связь с презентацией городка в рамках конкурса на Европейскую Столицу Культуры, когда акцентировалась мультикультурность (даже выделен подраздел, озаглавленный: Множественность культур и религий). При исторической презентации городка время от времени употребляют стиль, который больше подошел бы для маркетингового буклета: "Люблин именуют столицей восточной Польши. Он является самым большим и более стремительно развивающимся городом на той стороне Вислы. Богатая история, также размещение в плавильном котле культур обеспечивают его особенные плюсы. Это в особенности выражается в разнородной архитектуре, топографии, также воздействовало на его социально-культурное развитие. Все эти черты обеспечивают особенный локальный спектр нашему городку, делая его необыкновенно симпатичным не только лишь для туристов, да и для кинематографистов, которые, непременно, отыщут тут много вдохновения для реализации собственных проектов"23.

Следует признать, но, что тема: Люблин как мультикультурный город поочередно встраивается в изложение и вплетается в нарратив, начиная с описания периода средневековых ярмарок. Больше всего инфы (она отличается высочайшей степенью обобщения, без подробностей, с опусканием нитей культуры) можно отыскать в части на тему мультикультурности, что привело к тому, что эта тема не инкорпорирована в основную линию повествования о прошедшем городка. Собственного рода курьез представляет собой отсутствие на официальном веб-сайте описания межвоенного периода, для которого в целом для Польши был характерен необычный расцвет культуры, хотя бы польских евреев. Период 2-ой мировой войны описан в 2-ух ракурсах: Холокост и польское движение сопротивления. Как и в других такового рода текстах,




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Измерение, эмпирические данные и методы анализа. 4 страница:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Измерение, эмпирические данные и методы анализа. 4 страница