Сергей Анатольевич ПЕГОВ

Сергей Анатольевич ПЕГОВ


Доктор технических наук, зав. отделом Института системного анализа РАН.

355. « … в текущее время природная система Земли находится в точке бифуркации: изменяется структура климата и прямо за этим – природные условия в почти всех регионах планетки… В согласовании с теорией катастроф в точках бифуркации неважно какая непростая система проходит так именуемый адаптационный период, когда формируются характеристики, обеспечивающие новое размеренное (устойчивое) состояние для этой системы. Сложность адаптационного периода в том, что резко сокращаются все соответствующие времена конфигурации характеристик системы (в обыденных критериях эти конфигурации довольно однообразные и длительные». [99, 1073].

Макс Карл Эрнст Людвиг ПЛАНК

(1858 – 1947)

Выдающийся германский физик-теоретик, лауреат Нобелевской премии (1918 г.). Научные работы относятся к термодинамике, теории термического излучения, теории относительности, квантовой теории, истории и методологии физики, философии. В 1900 г. ввел квант деяния, чем положил начало квантовой теории, ввел закон рассредотачивания энергии в диапазоне излучения полностью темного тела. Неизменная Планка является одной из универсальных неизменных в физике. Вывел уравнения релятивистской динамики, получив выражения для энергии и импульса электрона, провел обобщение термодинамики в рамках специальной теории относительности.



356.«Существенно принципиально … то, что окружающий мир представляет собой нечто независящее от нас, абсолютное, чему противостоим мы, а поиски закона, относящегося к этому абсолютному, представляются мне самой прелестной задачей жизни ученого». [101, 3].

357. «… самое относительное подразумевает существование чего-то абсолютного; оно только тогда имеет смысл, когда ему противоборствует нечто абсолютное. Нередко произносимая фраза: «Все относительно» также вводит в заблуждение, так как она глупа. В базе так именуемой теории относительности заложено нечто абсолютное; таким является определение меры пространственно-временного континуума, и как раз в особенности симпатичная задачка заключается в том, чтоб разыскать то абсолютное, что присваивает относительному его подлинный смысл.

Мы можем исходить всегда только из относительного. Все наши измерения имеют относительный нрав… Идет речь о том, чтоб во всех этих данных найти то абсолютное, общезначимое, инвариантное, что в их заложено.

Такое же положение есть и в теории относительности… Сначала теория относительности присваивает абсолютный смысл таковой величине, которая в традиционной теории имела только относительный нрав, а конкретно, скорости света. Как квант деяния в квантовой теории, так и скорость света в теории относительности являются абсолютными центральными пт. В связи с этим оказывается, что таковой общий принцип традиционной теории, как принцип меньшего деяния, остается инвариантным и в теории относительности и соответственно этому в ней сохраняет свою значимость такая величина, как действие. Это имеет место, а именно, и для одной вещественной точки и для излучения в пустом пространстве. При всем этом, меж иным, выходит, что излучение обладает инерцией и что энтропия инвариантна по отношению к скорости системы отсчета». [101, 20-21].

358. «Если мы присмотримся поближе, то старенькую картину физики можно сопоставить не с одной картиной, а быстрее с целой коллекцией картин, так как для каждого класса явлений природы имеется собственный образ. И все эти разные картины не были связаны меж собой; можно было удалить всякую из их, нисколечко не повлияв на все другие. Это окажется уже неосуществимым по отношению к будущей картине физического мира. В ней нельзя будет пренебречь ни одним штрихом. Каждый штришок представится нужной составной частью целого и будет иметь определенное значение для наблюдаемой природы. С другой стороны, каждое наблюдаемое физическое явление отыщет свое место в общей картине». [101, 44].

359. «Масштаб для оценки новейшей физической теории состоит не в ее наглядности, а в ее плодотворности. Если догадка оказалась плодотворной, то к ней привыкают, а потом она постепенно приобретает известную наглядность». [101, 66].


Загрузка...

360. «Каковы же те постоянные элементы, из которых выстроено физическое здание мира? На это можно ответить последующее. Постоянными элементами системы физики, основанной на принципе относительности, служат так именуемые мировые неизменные (универсальные константы): сначала скорость света в пустоте, электронный заряд и масса недвижного электрона, «элементарное количество действия» (Wirkungsquantum), которое получено из термического излучения, но, возможно, играет существенную роль и в хим явлениях, неизменная тяготения и еще некие другие. Эти величины имеют реальное значение постольку, так как они не зависят численно от параметров, точки зрения и скорости движения наблюдателя». [101, 70].

361. «… принцип относительности совсем не является только разрушающим и разлагающим. Он отбрасывает старенькую оболочку, которая и без того была бы разрушена неудержимым развитием науки, но в то же время заносит высочайший порядок и делает новое. Он воздвигает заместо старенького строения, ставшего очень тесноватым, новое, более пространное и крепкое, которое сохраняет внутри себя все сокровища старенького, … группируя их по другому и лучше, и в то же время оставляет конкретное место для новых ожидаемых сокровищ. Он удаляет из физического миропонимания несущественные составные части, зависящие от случайных особенностей человечьих представлений и привычек, и очищает, таким макаром, физику от антропоморфных частей, привнесенных личностью физиков …». [101, 70].

362. «Первый повод к пересмотру либо изменению какой-либо физической теории практически всегда вызывается установлением 1-го либо нескольких фактов, которые не укладываются в рамки прежней теории. Факт является той архимедовой точкой опоры, с помощью которой сдвигаются с места даже самые приличные теории. Потому для реального теоретика ничто не может быть увлекательнее, чем таковой факт, который находится в прямом противоречии с общепризнанной теорией: ведь тут, фактически, начинается его работа». [101, 73].

363. «Ее (теорию. – Прим. сост.) можно сопоставить со сложным организмом, органы которого соединены меж собой такими различными и глубокими связями, что нарушение, произведенное в одном месте, ощущается в почти всех других, нередко, на 1-ый взор, очень отдаленных местах». [101, 74].

364. «… необходимо отметить очень принципиальное и увлекательное событие, что в итоге всех возникавших в ближайшее время конфликтов величавые общие физические принципы, а конкретно принцип сохранения энергии, принцип сохранения количества движения, принцип меньшего деяния, главные законы термодинамики, - все без исключения сохранили за собой поле битвы, и значение их потому возросло еще больше». [101, 74].

365. «С того времени как существует физическая наука, высшей целью ее достижений было установление такового одного принципа, который обхватывал бы все наблюдаемые и доступные наблюдению явления природы и отдал бы возможность вычислить на основании узнаваемых фактов прошедшие и в особенности будущие действия. Природа вещей такая, что эта цель не была достигнута по сей день и никогда не может быть осуществлена полностью. Но может быть все более приближаться к ней, и история теоретической физики указывает, что на этом пути было достигнуто много значимых успехов». [101, 85].

366. «Наука представляет собой внутренне единое целое. Ее разделение на отдельные области обосновано не столько природой вещей, сколько ограниченностью возможности людского зания. В реальности существует непрерывная цепь от физики и химии через биологию и антропологию к соц наукам, цепь, которая ни в каком месте не может быть разорвана, разве только по произволу». [101, 183].

367. «… неважно какая научная мысль, возникающая в мозгу человека, относится к определенному переживанию, открытию, установлению факта какого-нибудь рода, независимо от того, имеют ли дело с физическим либо астрономическим измерением, хим либо биологическим наблюдением, с архивной находкой либо монументом культуры ранешней цивилизации. Содержанием идеи является приведение в связь либо сопоставление нового переживания с определенными, уже имеющимися переживаниями подобного рода. Мысль вроде бы перекидывает мост от 1-го переживания к другому и благодаря этому тесновато связывает факты, до этого только сосуществовавшие. Плодотворность идеи и ее значение для науки основаны на обобщении установленных таким макаром связей и на ряде других схожих фактов. Связь делает порядок и, как следует, упрощение и усовершенствование научной картины мира. Но важнее всего то, что задачка полного внедрения новейшей идеи порождает новые вопросы и тем ведет к новым исследованиям и новым успехам. Это относится в равной мере к образованию гипотез в физике и к искусству интерпретации в филологии». [101, 184].

368. «Великая научная мысль изредка внедряется методом постепенного убеждения и воззвания собственных врагов, изредка бывает, что «Саул становится Павлом». В реальности дело происходит так, что оппоненты равномерно вымирают, а растущее поколение с самого начала осваивается с новейшей мыслью – пример того, что будущее принадлежит молодежи. Потому правильное планирование школьного обучения является одним из важных критерий научного прогресса…». [101, 188 – 189].

369. «Нет большего заблуждения, чем глупое выражение «Все относительно». Оно некорректно уже снутри самой физики. Все так именуемые универсальные константы, как масса либо заряд электрона либо протона, либо простый квант деяния являются абсолютными величинами: они представляют собой устойчивые постоянные строй камешки для атомистики. Естественно, нередко бывало, что величина, сначала рассматриваемая как абсолютная, позднее оказывалась относительной; но при всем этом она всегда сводилась к другим, более глубоко лежащим абсолютным величинам. Без предпосылки существования абсолютных величин вообщем не может быть определено ни одно понятие, не может быть построена ни одна теория». [101, 196].

370. «Мы никогда не должны забывать, что как раз нередко бывало так, что мысль без ясного смысла отдала наисильнейший толчок развитию науки. Из идеи актуального элексира и перевоплощения разных веществ в золото появилась наука химия; из идеи «перпетуум мобиле» подросло осознание того, что такое энергия; мысль абсолютной скорости Земли отдала толчок к установлению теории относительности; из идеи движения электронов, подобного движению планет, появилась атомная физика. Это те факты, которые нельзя недооценивать и над которыми нужно задуматься; они ясно демонстрируют, что и в науке огромное значение имеет правило – только смелые одолевают. Общим местом является положение о том, что для заслуги фуррора нужно ставить цели несколько выше, чем те, которые на данный момент могут быть достигнуты». [101, 197].

371. «Наука находит понятия, с которыми она работает, не готовыми; она в первый раз их искусственно делает и только равномерно улучшает. Наука появляется из жизни и ворачивается назад в жизнь. И она получает стимул, единство и развитие из мыслях, которые в ней властвуют. Эти идеи являются тем источником, из которого исследователь черпает препядствия; последние безпрерывно побуждают его к работе и открывают ему глаза на правильное разъяснение отысканных результатов. Без мыслях исследование было бы бесплановым, и энергия растрачивалась бы попусту. Только идеи делают экспериментатора - физиком, хронолога – историком, исследователя рукописей - филологом». [101, 199].

372. «Первый шаг – создание из обыденной жизни картины мира – дело незапятанной науки. 2-ой шаг – внедрение картины мира в практических целях – дело техники. Обе эти задачки идиентично важны, и любая из их полностью поглощает человека, потому отдельный исследователь, если он вправду желает продвинуть вперед свое дело, обязан сосредоточить свои силы на одном-единственном вопросе и бросить на время мысли о всех других связях и интересах. Вот почему не следует осуждать ученого за его отчужденность от жизни, за его индифферентность к принципиальным вопросам публичной жизни. Без таковой однобокой установки Герц никогда не открыл бы беспроволочные волны, а Кох – туберкулезную бациллу».

373. «Реальный мир в абсолютном смысле не находится в зависимости от отдельных личностей и даже от всего людского мышления, и потому хоть какое открытие, изготовленное отдельным человеком, приобретает всеобщее значение. Это дает исследователю, работающему в тихом уединении над собственной неувязкой, уверенность в том, что каждый отысканный им итог получит прямое признание у всех компетентных людей. Сознание значимости собственной работы является счастьем для исследователя. Оно является настоящей заслугой за те разные жертвы, которые он повсевременно приносит в ежедневной жизни».

374. «Мы должны признать, что существует реальный мир, не зависящий от нашего сознания. Законы природы не придуманы человеком, он их ощущает, природа дает о для себя знать. Они являются отражением присущего ей порядка».

375. «Законы природы не появляются в один момент в бедном людском мозгу, они существовали до того, как появилась на Земле жизнь, и они будут существовать, когда пропадет последний из физиков. Эти мысли, которые есть не что другое, как логические заключения, обязывают нас признать существование реального мира в базе мира наших чувств, мира, существование которого независимо от человека». – Цит. по: [56, 95].

376.«В истинное время научное исследование, оплодотворенное теорией относительности и квантовой теорией, готово достигнуть более высочайшей ступени развития и сделать новейшую картину мира. Реальными элементами этой картины мира являются уже не хим элементы, но электроны и протоны, взаимодействия которых обоснованы скоростью света и простым квантом деяния. Как следует, с современной точки зрения мы должны признать доверчивым реализм традиционной картины мира». [102, 106].

377.«Экспериментатор – это тот, кто стоит на фронтальном крае, кто производит решающие опыты и измерения. Опыт значит постановку вопроса, обращенного к природе, измерение значит принятие ответа, который отдала природа. Но до того как поставить опыт, его необходимо обмыслить, это означает нужно сконструировать вопрос, обращенный к природе; до того как оценить измерение, его необходимо объяснить, т.е. нужно осознать ответ, который отдала природа. Этими 2-мя задачками занимается теоретик». [102, 109].

378. «Было время, когда казалось не исключенной возможность даже полного крушения традиционной физики. Но позже выяснилось… что речь и тут идет в конце концов не о разрушении, но о очень глубочайшем преобразовании, которое сводится к обобщению. Ибо если мы положим, что квант деяния нескончаемо мал, то квантовая физика перебегает в традиционную физику. Но даже и в общем случае главные устои строения традиционной физики оказались не только лишь не расшатанными, но благодаря внедрению новых мыслях они даже выиграли в прочности и солидности». [103, 416].

379. «Шаг за шагом вера в чудеса природы должна отойти перед твердо и непреклонно развивающейся наукой, и мы не можем колебаться в том, что в какой-то момент она сойдет на нет». [104, 27].

380. «Самая принципиальная и в то же время самая тяжелая для физика-теоретика задачка при математической формулировке какой-нибудь задачи состоит в том, чтоб ввести конкретно те упрощающие допущения, которые имеют существенное значение для интересующих его особенностей исследуемого физического явления, и в то же время пренебречь всеми воздействиями наименьшего порядка величин, которые ничего существенного не изменили бы в главных результатах и вошли бы в рассуждения только в качестве математического балласта. Принципиально и нужно только требование, чтоб разные догадки, вводимые для разных заморочек, были совместимы меж собою. По другому физическая картина мира растеряла бы свое единство, и мы имели бы, зависимо от событий, разные противоречащие друг дружке ответы на один и тот же вопрос». [105, 10].

381. «Среди более либо наименее общих законов, которые охарактеризовывают заслуги физической науки в ее развитии за последние столетия, принцип меньшего деяния в текущее время является как раз таким, который по форме и по содержанию может претендовать на то, что он поближе всего подошел к упомянутой выше безупречной конечной цели физического исследования. Значение принципа, если его выразить с нужной общностью, распространяется не только лишь на механические, но также и на тепловые и электродинамические явления; во всех областях его внедрения он не только лишь дает представление о неких свойствах встречающихся процессов, но совсем ясно определяет ход физических процессов в пространстве и времени, отвечая на все относящиеся к этому вопросы, если известны нужные неизменные и произвольно определяемые наружные условия». [30, 433].

381а.«Факты являются той архимедовой точкой опоры, пр помощи которой сдвигаются с места даже самые приличные теории». – Цит. по [130а,112].

381б. «Постоянная h – это загадочный засол из реального мира, который вновь и вновь возникает на сцене при различнейших измерениях, который при всем этом все более и поболее напористо добивался для себя места в физической картине мира, но вкупе с тем так не много подходил к этой картине, что в конце концов сломал оказавшиеся очень тесноватыми рамки этой картины». – Цит. по [130а,134].




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Сергей Анатольевич ПЕГОВ:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Сергей Анатольевич ПЕГОВ