XVIII. Завязка и развязка. Определение этих понятий. Значение завязки и развязки для характеристики трагедии.

XVIII. Завязка и развязка. Определение этих понятий. Значение завязки и развязки для свойства катастрофы.


Сложных легенд следует избегать. Отношение хора к другим частям катастрофы. Во всякой катастрофы есть завязка и развязка. Действия, находящиеся вне драмы, и некие из входящих в ее состав нередко бывают завязкой, а остальное — развязка. Завязкой я называю то, что находится от начала катастрофы до той части, которая является пределом, с которого начинается переход от несчастья к счастью либо от счастья к несчастью, а развязкой — то, что находится от начала этого перехода до конца. К примеру, в “Линкее” Феодекта завязкой служат происшедшие ранее действия, похищение малыша и (раскрытие виноватых, а развязка) от обвинения в убийстве до конца.

Видов катастрофы четыре. Столько же обозначено нами и частей. Катастрофа запутанная, которая полностью состоит из перипетии и узнавания. Катастрофа патетическая, к примеру, “Эанты” и “Иксионы”. Катастрофа характеров, к примеру, “Фтиотиды” и “Пелей”. 4-ый вид — катастрофа умопомрачительная, к примеру, “Форкиды”, “Прометей” и все те, где действие происходит в преисподней.



Идеальнее всего стараться соединять все эти виды, а если это нереально, то самые главные и как можно больше, в особенности поэтому, что сейчас несправедливо нападают на поэтов. Хотя (у нас) есть много не плохих поэтов в каждом виде (катастрофы), но критики требуют, чтоб один поэт превосходил каждого в его личных плюсах.

Различие и сходство меж трагедиями следует определять, может быть, не по отношению к фабуле, а принимать во внимание сходство завязки и развязки. Многие поэты, составив неплохую завязку, дают нехорошую развязку, меж тем как нужно, чтоб обе части всегда вызывали одобрение.

Следует также держать в голове о том, о чем нередко говорилось, и не придавать катастрофы эпической композиции. Эпической я называю состоящую из многих фабул, к примеру, если какой-либо (трагик) будет воспроизводить все содержание “Илиады”. Там, вследствие значимой длины, части получают соответствующее развитие, а в драмах почти все происходит внезапно. И вот подтверждение. Все те трагики, которые представляли разрушение Трои полностью, а не по частям, как Еврипид, либо Ниобу не так, как Эсхил, терпят полную беду либо уступают в состязании другим. Ведь и Агафон потерпел беду только из-за 1-го этого. Но в перипетиях и в обычных действиях трагики умопомрачительно добиваются собственной цели. Это бывает, когда умный, но криминальный человек оказывается обманутым, как Сизиф, либо храбрый, но несправедливый бывает побежден.

Это и трагично, и согласно с чувством людской справедливости. Это и правдоподобно, как гласит Агафон: “Ведь правдоподобно, что происходит много и неправдоподобного”.

Хор должно представлять как 1-го из актеров. Он должен быть частью целого и состязаться не так, как, к примеру, у Еврипида, а так, как у Софокла. А у иных поэтов песни хора имеют не больше связи со собственной фабулой, чем со всякой другой катастрофой. Потому у их поют “вставочные песни” с тех пор, как Агафон 1-ый начал делать схожее. А меж тем какая разница, петь вставочные песни либо перемещать из одной части в другую диалог либо целый эпизодий?

XIX. Правила диалектического развития мысли в катастрофы — предмет риторики. Правила интонации при выполнении катастрофы на сцене (приказание, просьба, угроза, ответ и т. п.) — дело актера и режиссера. Остается сказать несколько слов относительно словесной формы (катастрофы) и изложения мыслей, а относительно других вопросов уже сказано. Вобщем, вопросы, касающиеся изложения мыслей, следует рассматривать в сочинениях по риторике, потому что они более близки к этой области познаний. К области мысли относится все то, что должно быть выражено в слове. А личные задачки в этой области — обосновывать и опровергать, и изображать чувства, как, к примеру, сочувствие либо ужас, либо гнев и другие подобные им, также величие и ничтожество. Ясно, что и при изображении событий должно исходить от тех же основ, когда необходимо представить вызывающее сожаление, либо кошмар, либо величавое, либо правдоподобное. Разница состоит исключительно в том, что действия должны быть понятными без разъяснения, а мысли должны быть выражены говорящим в рассказе и согласоваться с его рассказом. По правде, в чем состояла бы задачка говорящего, если б все было ясно уже само собой, а не благодаря его слову?


Загрузка...

В той области, которая относится к слову, есть один личный вопрос — наружные методы выражения. Познание их есть дело актерского искусства и того, кто управляет театральной постановкой, к примеру, как выразить приказание, как мольбу, рассказ, опасность, вопрос и ответ и т. п. Познание либо неведение этого не вызывает к поэтическому произведению никакого упрека, который заслуживал бы сурового внимания. По правде, какой ошибкой можно было бы признать то, в чем Протагор упрекает (Гомера), как будто он, думая, что умоляет, приказывает, сказав: “Гнев, богиня, воспой”. (Протагор) гласит, что поставить в форме повелительного наклонения слова, обозначающие делать чего-нибудть либо не делать, — это приказание. Потому следует бросить этот вопрос, как относящийся не к поэтике, а к другой науке.

XX. Элементы речи: звук, слог, альянс, имя, глагол, член. Определение понятия о звуке, слоге, союзе, члене, имени, глаголе и флексии имен и глаголов. Предложение

Во всяком словесном изложении есть последующие части: основной звук, слог, альянс, имя, глагол, член, флексия и предложение.

Основной звук — это звук неразделимый, но не всякий, а таковой, из которого естественно возникает разумное слово. Ведь и у животных есть неразделимые звуки, но ни 1-го из их я не называю главным. А виды этих звуков — гласный, полугласный и безмолвный.

Гласный — тот, который слышится без удара (языка); полугласный — тот, который слышится при ударе (языка), к примеру, Σ и Ρ; а безмолвный — тот, который при ударе (языка) не дает без помощи других никакого звука, а делается слышным в соединении со звуками, имеющими какую-нибудь звуковую силу, к примеру, Γ и Δ.

Эти звуки различаются зависимо от формы рта, от места (их образования) густым и узким придыханием, долготой и краткостью и, не считая того, острым, томным и средним ударением. Подробности по этим вопросам следует рассматривать в метрике.

Слог есть не имеющий самостоятельного значения звук, состоящий из безмолвного и гласного либо нескольких безмолвных и гласного. Так, ΓΑ и без Ρ слог и с Ρ слог: ΓΡΑ. Но рассмотрение различия слогов также дело метрики.

Альянс — это не имеющее самостоятельного значения слово, которое [не препятствует, да и не] способствует составлению из нескольких слов 1-го имеющего значение предложения. Он ставится и сначала, и посреди, если его нельзя поставить сначала предложения без помощи других, к примеру, μέν, ήτοι, δέ. Либо — это не имеющее самостоятельного значения слово, которое может составить одно имеющее самостоятельное значение предложение из нескольких слов, имеющих самостоятельное значение.

Член — не имеющее самостоятельного значения слово, которое указывает начало, либо конец, либо разделение речи, к примеру, το άμφί, το περί и др.. Либо — это неимеющее самостоятельного значения слово, которое [не препятствует, да и не] способствует составлению из нескольких слов 1-го имеющего значение предложения, ставящееся заурядно и сначала, и посреди.

Имя — это сложное, имеющее самостоятельное значение, без колера времени, слово, часть которого не имеет никакого самостоятельного значения сама по для себя. Ведь в сложных словах мы не придаем самостоятельного значения каждой части, к примеру, в слове Феодор (Богдар) — дорвей (дар) не имеет самостоятельного значения.

Глагол — сложное, самостоятельное, с цветом времени слово, в каком отдельные части не имеют самостоятельного значения так же, как в именах. К примеру, “человек” либо “белоснежное” не обозначает времени, а (формы) “идет” либо “пришел” обозначают еще одна — истинное время, другая — прошедшее.

Флексия имени либо глагола — это обозначение отношений по вопросам “кого”, “кому” и т. п. Либо — обозначение единства либо огромного количества, к примеру, “люди” либо “человек”. Либо — отношений меж разговаривающими, к примеру, вопрос, приказание: “пришел ли”? либо “иди”. Это глагольные флексии, надлежащие этим отношениям.

Предложение — непростая фраза, имеющая самостоятельное значение, отдельные части которой также имеют самостоятельное значение. Не всякое предложение состоит из глаголов и имен. Может быть предложение без глаголов, к примеру, определение человека, но какая-нибудь часть предложения всегда будет иметь самостоятельное значение [например, в предложении “Идет Клеон” — слово “Клеон”].

Слово бывает единым в двойственном смысле: когда оно обозначает единство либо соединение огромного количества. К примеру, “Илиада” — единое, как соединение огромного количества, а “человек” — как обозначение 1-го предмета.




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: XVIII. Завязка и развязка. Определение этих понятий. Значение завязки и развязки для характеристики трагедии.:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: XVIII. Завязка и развязка. Определение этих понятий. Значение завязки и развязки для характеристики трагедии.