Отношения "центр – регион": поиск оптимума

Дела "центр – регион": поиск оптимума


Оглавление

Введение Глава 1. Суть и главные этапы политики централизации в Рф 1.1 Суть политики централизации и регионализации 1.2 Главные этапы централизации 1.3 Политика централизации и поляризации русского социально-экономического места 1.4 Анализ нормативно-правовой базы, связанной с отношениями центр - регионы Глава 2. Препядствия и эффективность отношений меж центром и регионами 2.1 Роль централизации и децентрализации при финансовом обеспечении развития регионов 2.2 Неувязка эффективности отношений меж центром и регионами в Рф 2.3 Экономная политика как элемент муниципального регулирования отношений меж центром и регионами Глава 3. Трудности отношений центр - регионы Франции 3.1 Цели реализации федерализма и регионализма во Франции 3.2 Трудности и перспективы отношений центра и регионов во Франции 3.3 Французская модель регионального развития: опыт внедрения в Рф Заключение Перечень использованной литературы Введение Актуальность работы. Реструктуризация системы административного и территориального развития, развернутая в Рф сначала ХХI века, в качестве 1-го из важных направлений предугадывает улучшение процессов формирования социально-экономической политики и сотворения устройств обеспечивающих всеохватывающее и пропорциональное социально-экономическое развитие страны и ее регионов. Потому стратегически принципиальным для Рф в текущее время является, сначала, проведение сильной гос политики, направленной на сглаживание различий в уровне социально-экономического развития регионов Русской Федерации, а первоочередной задачей - улучшение критерий и свойства жизни населения страны, что становится вероятным с началом устойчивого роста государственной экономики. Устойчивые темпы экономического роста в стране в последние годы при определенных положительных сдвигах в структуре экономики и относительном росте реальных доходов населения делают реальные предпосылки экономически рациональной гос стратегии политического, экономического и общественного развития регионов Русской Федерации. Актуализация ориентиров политической науки, связанных с социально-экономическим развитием регионов Рф, выражается в значениях, которые в текущее время диктуются поисками новых путей ее концептуализации 1, также выработкой форм, способов и устройств ее реализации. Создание обобщенной научной картины, в какой, с одной стороны, могли быть применимы теоретические приемы взаимодействия центра и регионов, с другой стороны, учтены разные механизмы их взаимодействия на разных иерархических и структурных уровнях, имеет очередное животрепещущее основание. Оно заключается в соединении в рамках единой исследовательской стратегии таких концептуальных образований, как "политика" и "экономика" и "социология", что подтверждает общемировые тенденции развития научных и практических исследовательских работ, направленных, сначала, на исследование интеграционных процессов и явлений. Конкретно о региональной политике в Рф пишется мало. Посреди учебных материалов можно выделить работы Ю.Н. Гладкого и А.И. Чистобаева, Б. Штульберга и В. Введенского, В. Климанова, В. Лексина и др. Результаты соответственных политических исследовательских работ можно отыскать в работах И.М. Бусыгиной, Н.П. Медведева, Р.Ф. Туровского. Не считая того, несколько обзоров развития региональной политики в Рф и за рубежом написаны сотрудником Института региональной политики, медиком экономических наук О.В. Кузнецовой. С одной стороны, эти работы представляют собой ценный источник инфы о тех либо других тенденциях в региональной политике общефедерального центра с довольно содержательным анализом их воздействия на определенные регионы и страну в целом. Но, с другой стороны, написанные в качестве аналитических записок, данные статьи не нацелены на решение каких-то научных заморочек, связанных с региональной политикой. В то же время русские экономисты и социологи уделяют огромное внимание тем либо другим определенным дилеммам развития русских регионов и связанной с ними региональной политике федерального центра. В качестве примеров тут можно именовать работы Н.В. Зубаревич, О.В. Кузнецовой, А.Н. Швецова и др. Принципиальной темой экономических исследовательских работ является исследовании экономного федерализма. Но все таки вопросы реализации политики централизации и её последствия для регионов Рф требуют предстоящей разработки. Целью данной работы является исследование вопросов политики централизации и регионализации на примере Рф и Франции. Исходя из цели и темы работы, появляются последующие задачки: - сконструировать суть политики централизации и регионализации; - изучить главные этапы централизации; - разглядеть политику централизации и поляризации русского социально-экономического места; - найти роль централизации и децентрализации при финансовом обеспечении развития регионов; - разглядеть делему эффективности отношений меж центром и регионами в Рф; - найти цели реализации федерализма и регионализма во Франции - сконструировать трудности и перспективы отношений центра и регионов во Франции; - сконструировать советы для Рф, исходя из опыта Франции. Объектом исследования выступает политика централизации. Предметом работы являются причины реализации политики централизации и ее последствия для регионов Рф. Теоретико-методологические базы исследования. Исследование базируется на сочетании 2-ух политологических подходов: нового институционализма и конструктивистского подхода. Такое сочетание обосновано исследовательскими задачками. С одной стороны, исследование подразумевает исследование институционального места региона, анализ воздействия институтов на ход процесса регионализации. С другой стороны, исследование исходит из признания особенной значимости конструирования идентичности для региона. Процесс формирования идентичности и стратегии ее формирования могут быть поняты при помощи конструктивистского подхода. Глава 1. Суть и главные этапы политики централизации в Рф 1.1 Суть политики централизации и регионализации Предваряя рассмотрение регионализма и процесса, имеющего и международное, и русское измерения, нужно более тщательно уточнить определение самого понятия "регион" и его трактовку исходя из убеждений общенаучной методологии вообщем и экономической науки, а именно. Для того чтоб совокупа стран, представляющая собой некоторую общность, стала "регионом", нужно наличие всех либо части последующих признаков: - общность исторических судеб; - наличие характерных только этой группе особенностей культуры (вещественной и духовной); - географическое единство местности; схожий тип экономики; - совместная работа в региональных интернациональных организациях. Обычно, конкретно этот подход находится и в забугорной литературе. Эндрю Хюрелл показывает, что, во-1-х, "регион - это естественный, органический принцип территориальной организации соц, политических, экономических и культурных качеств жизнедеятельности человечьих сообществ. В этом контексте регионализм анализируется в таких категориях, как: · соц сплоченность этнических, расовых и языковых групп, живущих вместе; · финансовая взаимодополняемость тех хозяйственных и промышленных единиц, которые работают в рамках данной местности; · сопоставимость общих ценностей, связанных с культурой, религией, историческими традициями; · политическая солидарность Hurrell A. Explaining the Resurgence of Regionalism in World Politics // Review of International Studies. 2005. October. Vol. 21. P. 333.. Такие свойства очевидно носят внутренний нрав, относятся к региону как части государственного страны и экономике региона как части государственной экономики. В данном случае развитие страны органически связывается с решением ряда региональных социально-экономических заморочек, а именно с регулированием структуры экономики и решением определенных соц задач при учете природных, экономических и государственных особенностей развития отдельных регионов. Центральным ядром хоть какого региона (даже если он подобен стране) является его производственная специализация, мотивированная ориентация на решение "технических задач". В группе определений, выделяющих экономическую либо производственную специфику части местности, нужно выделить несколько более важных. В "Главных положениях региональной политики в Русской Федерации" под регионом понимается "часть местности Русской Федерации, владеющая общностью природных, социально-экономических, национально-культурных и других критерий. Регион может совпадать с границами местности субъекта Русской Федерации или соединять воединыжды местности нескольких субъектов Русской Федерации" Главные положения региональной политики в Русской Федерации // Русская газета. 1996. 11 июня. С. 4.. Таким макаром, эту группу определений можно считать общетеоретической. Тут главный фактор определения региона - соответствие границ региона той либо другой единице территориально-политического устройства. Понятие "регион" охарактеризовывает определенный социально-экономический организм, структура которого должна обеспечить увеличение эффективности использования публичных фондов употребления, развития социальной и производственной инфраструктур. При всем этом может быть, хотя и необязательно, отождествление региона с административной структурой. Признано, что при определении понятия региона вероятна и опора на его международную специализацию, роль в международном разделении труда. "Любая страна в отдельности также представляет собой определенный регион исходя из убеждений мирового общества" Сигов И.И. Регионоведение, как наука о территориальной организации общества // Регион: политика, экономика, социология. 2011. № 1. С. 16.. Таким макаром, понятие регион относится к универсальным категориям обществоведения. Интегративные способности данного термина позволяют не только лишь отнести его к ряду наук, да и связывать эти науки, трансформируя их составляющие в единую систему региональных исследовательских работ. При всем этом регион - ключевое понятие региональной экономики. Внимание к территориальному нюансу в случае с региональной экономикой - это база методологического подхода. В большинстве современных публикаций, посвященных русской региональной политике, так либо по другому затрагивается тема политической централизации. Данная проблематика рассматривается в разных качествах и ракурсах, оценки этого явления тоже разноплановы, но общий мотив публикаций заключается в том, что проводимая федеральным центром в 2000 гг. политика централизации кардинально изменила нрав отношений центра и регионов в современной Рф. Эра "федерализации", "регионализации" и центробежных тенденций, соответствующих для политики 1990 гг., сменилась в 2000 гг. эрой централизации. Это означало, что центр либо общегосударственные органы власти и управления перебежали к неизменному наращиванию контроля за региональными политическими процессами, сразу ограничивая воздействие органов власти регионов на общенациональном уровне и автономию их действий в самих регионах. В конечном итоге баланс отношений центра и регионов очевидно поменялся в пользу центра, а федерация в Рф приняла ярко выраженную централистскую форму. В литературе анализируются предпосылки и условия появления этого процесса, исследуются достигнутые результаты и перспективы его вероятного развития, тщательно рассмотрен и сам ход централизации, выделяются его этапы Авдонин В.С. Особенности централизации и региональная политика// Управленческое консультирование. 2010. № 2. С. 72-86.. Обычно переход к политике централизации связывают с именованием второго Президента РФ В.В. Путина, а ее исходный шаг - с началом его первого президентского срока (весна 2000 г.). Вот тогда началась так именуемая "федеративная реформа", проложившая путь к политической централизации. В предстоящем централизация, осуществлявшаяся при Путине, только нарастала. Ряд исследователей склонны выделять в ней очередной шаг, соотнося его со вторым сроком путинского президентства (2004-2008 гг.). На этом шаге централизация приняла еще больше выраженный и всеохватный нрав, а политическое преобладание центра в регионах еще более возросло. В публикациях профессионалов и аналитиков период после оставления Путиным президентского поста (2008-2009 гг.) характеризуется как время нарастания заморочек в политике централизации, отмечается возникновение в ней неопределенности, новых качеств и векторов, что позволяет гласить о вероятных перспективах формирования нового шага. На наш взор, в политике централизации 2000 гг. можно условно выделить три шага. 1-ый шаг (2000-2003 гг.) в целом характеризовался переходом от предыдущей модели отношений центра и регионов к новейшей, более централизованной. На этом шаге происходил демонтаж первой и институционализация 2-ой, при всем этом продолжал сохраняться целый ряд особенностей прежней модели, что вело к присутствию в самой политике централизации частей неопределенности, равномерно сокращающихся. 2-ой шаг (2004-2008 гг.) в целом характеризовался закреплением и развитием новейшей централистской политической модели, которой неопределенность была присуща в наименьшей степени. Она заполучила свою логику функционирования и воспроизводства. Но 3-ий шаг, начавшийся с 2008 г., пока не проявляет тенденций к предстоящему усилению централизации, он характеризуется нарастанием заморочек и противоречий сформировавшейся модели, симптомами ее эрозии и необходимости пересмотра. В этот период в ней вновь усиливаются элементы неопределенности и точная тенденция к ее демонтажу Авдонин В.С. Особенности централизации и региональная политика// Управленческое консультирование. 2010. № 2. С. 72-86.. В нашем анализе политики централизации на различных ее шагах подразумевается использовать концепцию "межполитических отношений", которая применялась в ряде исследовательских проектов. В общем плане она ориентирована на исследование взаимодействий политики центра с политическими, экономическими и соц критериями и процессами в регионах, также на отслеживание конфигураций, вызываемых этой политикой. С одной стороны, эта концепция ориентирована против лишних дуалистических проявлений в исследовательских работах, посвященных общенациональным и территориальным нюансам общенациональной внутренней политики и политическим процессам фактически регионального уровня. С другой стороны, концепция "межполитических отношений" не подразумевает упразднения региональной политической специфичности, "растворения" и "поглощения" региональных политических процессов общенациональной политикой центра. Блок политики регионального уровня в ней неискореним. Вопреки централизации и политическому давлению центра этот уровень безизбежно сохраняет ту либо иную степень политической автономии Авдонин В.С. Особенности централизации и региональная политика// Управленческое консультирование. 2010. № 2. С. 72-86.. По сопоставлению с концепцией "баланса отношений", используемой в почти всех исследовательских работах, посвященных политической регионалистике, направленной на анализ конфигураций (смещений) в общем балансе политических отношений центра и регионов, концепция "межполитических отношений" имеет определенные отличия. Она подразумевает различение взаимодействий меж политикой центра и политикой в регионах на 2-ух уровнях: по полосы управленческой "вертикали" (политического взаимодействия меж органами власти и управления) и по полосы политического процесса в целом. Очевидно, эти измерения политики взаимно пересекаются и оказывают влияние друг на друга, в их выслеживаются зависимости и оборотные связи. Все же, различение этих 2-ух измерений может быть методологически продуктивно. На его базе в рамках концепции "межполитических отношений" формулируется мысль 2-ух "автономий", позволяющих фиксировать степень централизации политического процесса в регионах в 2-ух выделенных "измерениях" (на уровне органов власти и управления, также в рамках политического процесса в целом) Пространственные причины в формировании партийных систем: диалог американистов и постсоветологов / под ред. К. Мацузато. Саппоро; Екатеринбург, 2008.. Образуемое 2-мя шкалами "автономии" аналитическое место дает возможность сопоставлять конфигурации в политических отношениях центра и регионов как в сфере императивной "вертикали", так и в других областях политического процесса, выделяя сходства и различия происходящих в их явлений. В целом этот подход позволяет, на наш взор, более объемно и всесторонне разглядеть разные нюансы политических отношений центра и регионов, фиксировать определенные ритмы, тенденции, векторы происходящих конфигураций, выявлять связанные с этим препядствия. 1.2 Главные этапы централизации Политика централизация в 2000-2003 гг. Этот исходный шаг реализации политики централизации уже довольно отлично исследован. В главном тщательно рассматривались мероприятия "федеративной реформы", начавшейся в мае 2000 г., скоро после вступления В.В. Путина в должность Президента РФ. Хотя в политическом плане поворот к централизации начался, на наш взор, несколько ранее - в конце 1999 г., после фуррора на выборах в Госдуму пропрезидентского избирательного объединения "Единство". Этот фуррор означал политическое ослабление сил регионов, сплотившихся вокруг блока "Отечество - Вся Наша родина" (ОВР), получившего на выборах значительно более умеренный итог, что и открыло путь к централизации. Сначала 2000 г., еще до старта "федеративной реформы" вышло еще несколько важных событий, способствовавших переходу к новейшей политике. Сначала, это отказ блока ОВР в лице его фаворита Е.М. Примакова от борьбы за президентский пост, что означало предстоящее политическое разоружение регионалистских сил передлицом центра. Они признавали его ценность и отрешались от конфронтационного сценария президентских выборов. В тот же период центр начал массовые подмены ельцинских полпредов в регионах на выходцев из силовых структур, формируя в регионах кадры будущей "федеративной реформы". Можно также добавить, что все это происходило на фоне довольно удачного угнетения вооруженного сепаратизма в Чечне, демонстрирующего решительность целей центра. Победа Путина на президентских выборах в первом же туре показала, что ресурсы центра в регионах очень значительны и путь к "федеративной реформе" открыт. Сама реформа, как отмечали многие исследователи процессов централизации, прошла относительно бесконфликтно. И введение федеральных округов, и предназначение полпредов, и формирование института федеральных инспекторов в регионах, и консолидация в регионах федеральных ведомств, и изменение метода формирования Совета Федерации прошли довольно расслабленно. Критики реформы со стороны региональных фаворитов было мало. Но отдельные критичные выступления все таки были. Они исходили, обычно, не от ведущих "губернаторов-тяжеловесов", а от глав сравнимо маленьких регионов, связанных с оппозицией. Таким макаром, в целом реформа прошла относительно гладко. Хотя введенные в процессе ее институциональные конфигурации приметно меняли баланс политических отношений в пользу центра, вели к значительному сокращению ресурсов и автономии региональной власти. Централизация в этот период нередко осуществлялась на базе сотрудничества ("пакта") центра и агрегированных с ним региональных сил вокруг наисильнейшего из местных "шефов", которым, обычно, был глава субъекта Федерации. Система его господства в регионе не затрагивалась, борьба местных элитных кланов с ним не поощрялась. Центр делал ставку на наисильнейший клан, с фаворитом которого и заключал "пакт" о его поддержке в обмен на лояльность по отношению к проводимой центром политике. В конечном итоге этот клан и его глава становились еще посильнее, и другие группы обязаны были прекращать с ним борьбу, предпочитая подчиниться, а не конкурировать с ним. Монопольное правление господствующей группировки усиливалось, а ее фаворит (губернатор) сразу становился более приклнным и подконтрольным центру. Этот механизм в главном и обеспечивал относительную политическую стабильность в регионах в критериях проводимой централизации. Очевидно, модель "боссизма" была не идеальна. Она могла давать сбои. Центр, к примеру, мог ошибиться в ставке на наисильнейший элитный клан, поддержанная им фигура могла проиграть на выборах более влиятельной местной группе, или столкнуться со весомым противодействием других сильных игроков. В данном случае политика в регионе, обычно, дестабилизировалась, а соперничество элитных кланов росло. Но все таки это было, быстрее, исключением, чем правилом. К тому же сама по для себя их лояльность по отношению к центру и в этих случаях не мачалась, т. к. сами соперничающие в регионах группировки вели борьбу за статус более приклнной по отношению к центру. За пределами императивной "вертикали" централизация на этом шаге в главном ограничивалась началом строительства "партии власти" - "Единой Рф" (ЕР). Хотя формулировка "за пределами" тут, конечно, условна. "Партия власти" по определению была составной частью, интегрированной в "вертикаль" власти, но этот институт простирался также и за ее пределы, охватывая существенно более широкий круг региональных элит, и был нацелен на контроль политического процесса в целом. Строительство "партии власти" входило в стратегический план централизации, но в исходный период "федеративной реформы", во всяком случае, до конца 2003 г. имело второстепенное значение. По существу, самым значимым событием в реализации этого направления централизации стало организационное оформление в 2002 г. "Единой Рф". В ней были объединены сегменты региональных элит, распределенные ранее меж 2-мя "партиями власти" - "Единством" и "Отечеством". Исходя из убеждений политики централизации, это событие стопроцентно соответствовало модели договоренностей либо "пактов" центра и региональных "шефов". В сделанную центром "Единую Россию" вливались ресурсы регионалистских сил "Отечества" на определенных критериях. Об этом свидетельствовали и необыкновенно сложные в исходный период руководящие структуры новейшей партии, в каких были представлены видные региональные "тяжеловесы", также проявлялась значимая автономия региональных отделений от центрального управления. Большего уровня централизации, чем модель "пактов" и "обменов" с "регионалами" под эгидой центра, на партийном направлении этой политики в тот период достигнуть не удалось. Таким макаром, в целом результаты воплощения централизации на этом шаге можно оценить как стратегический фуррор централистских сил и отступление регионализма. Но сразу они свидетельствовали и об определенных ограничениях и несовершенстве этой политики, что определялось сохранявшейся практикой элитных "пактов" в отношениях центра и региональных элит, не позволявших центру проводить свою политику более решительными и, если угодно, авторитарными способами. Не считая того, эта политика была сосредоточена в главном в сфере бюрократической "вертикали" и очень робко затрагивала региональные политические процессы за ее пределами, что порождало неопределенность ее предстоящего развития. Усиление централизации (2004-2008 гг.). Обычно этот шаг, сначала, связывают с отменой в регионах губернаторских выборов и переходом к фактическому предназначению региональных глав. Данное институциональное изменение вправду было очень значимым и повлекло за собой последующую перестройку в системе отношений регионов и центра. Формально этот переход был мотивирован необходимостью предстоящего укрепления "президентской вертикали" в обстановке террористической опасности. (Президент огласил это решение в сентябре 2004 г. после серии терактов на Северном Кавказе.) Но практически, как считается, оно готовилось и прорабатывалось заблаговременно, возможно, даже еще до переизбрания В.В. Путина на 2-ой президентский срок Федеральная реформа 2000-2004. Стратегии, университеты, задачи. М., 2005. Т. 2.. Основанием для этого перехода могли служить многие происшествия самого различного характера. Это и выше упомянутый относительный фуррор централизации на прошлом шаге, дающий возможность двигаться далее, и суждения геополитического и внешнеполитического нрава, и вопросы предстоящего проведения реформ в критериях экономического роста, и тренд укрепления личной власти Путина и воздействия "питерской команды" президента в высшем руководстве страны, и почти все другое. Как и в случае с "федеративной реформой" на предыдущем шаге, отмена губернаторских выборов прошла относительно расслабленно. Невзирая на критичные выражения ряда политиков, профессионалов и данные опросов публичного представления, губернаторский корпус приметного противодействия этому нововведению не оказал. Победа В.В. Путина на президентских выборах 2004 г. с более убедительным, чем в 2000 г., результатом, интерпретировалась как легитимация его предыдущего курса, в том числе и в сфере отношений с регионами, что позволяло действовать еще больше решительно в направлении укрепления "президентской вертикали". В то же время предстоящее движение по этому пути добивалось вовлечения в централизацию и поболее широкого пласта региональных политических процессов. Наращивание "вертикали" по полосы исполнительной власти должно было подкрепляться и другими мероприятиями. В политическом плане для развития централизации особенное значение имело предстоящее выстраивание централизованной модели "партии власти" - "Единой Рф", а потом и централизация всей партийной системы в рамках проводившейся партийной реформы. Эти процессы, на наш взор, подготовили, а потом и повсевременно аккомпанировали новый шаг централизации "императивной вертикали", включавший и отмену губернаторских выборов. Но политика централизации, осуществлявшаяся через партийную "вертикаль" ЕР, столкнулась в ряде регионов с определенными неуввязками. На выборах региональных законодательных собраний прямо до 2004-2005 гг. местные элиты решали довольно удачные пробы формирования региональных партий и партийных блоков из отделений малых партий. Эти образования получали значимый процент голосов, создавая конкурентнсть отделениям больших федеральных партий, сначала ЕР, а в неких случаях даже получали большая часть. ЕР, невзирая на все усилия, еще не могла претендовать в почти всех регионах на электоральное преобладание Голосов Г. Электоральный авторитаризм в Рф // Pro et Соптіа. 2008. № 1., а "автономия" политических процессов в регионах оставалась довольно высочайшей. Это оказывало влияние и на губернаторов. Некие из их пробовали маневрировать меж установками центра на поддержку "Единой Рф" и другими доминирующими партиями и блоками, чтоб обеспечить для себя "коалиции поддержки" при одобрении в региональном презентабельном органе власти. Для устранения этих заморочек пригодилось новое ужесточение партийного и избирательного законодательства, вследствие которого воспрещались региональные партии и партийные блоки, резко ужесточались аспекты партийной деятельности и вводились преференции для больших парламентских партий. Централизация партийной политики в критериях полного преобладания ЕР в общенациональном парламенте фактически не оставляла губернаторам и региональным элитам другого выбора, не считая поддержки "Единой Рф". После введения всех этих партийных и избирательных новаций ее характеристики на региональных выборах приметно возросли, а роль в политических процессах в регионах значительно усилилась. Новый раунд централизации привел и к модификации практики "боссизма". Для центра он становился все наименее необходимым, так как в критериях жесткой централизации как по административной, так и по партийной полосы "обмены" и "пакты" с региональными "шефами" теряли смысл. Требовавший каких-либо уступок от центра региональный фаворит мог быть просто заменен человеком центра при одобрении региональных законодателей, оценка большинства которых контролировалась через "Единую Россию". Практика "боссизма" на этом шаге стала равномерно вытесняться стратегией авторитарного администрирования. Но стопроцентно отрешиться от "пактов с шефами" центр не решался. Об этом гласила практика "предназначения" глав регионов по новым правилам. Более чем в половине случаев центр сохранял "договоры" с прежними главами регионов, в том числе и с теми, кто находился у власти несколько сроков попорядку либо полностью подходил под образ региональных "шефов". Естественно, что условия "договора" со стороны центра на шаге более жесткой централизации становились жестче. Совместно с тем они полностью уживались и с новейшей практикой "предназначений", и с практикой партийной "вертикали". 1.3 Политика централизации и поляризации русского социально-экономического места Cпособность осмысления имеющихся заморочек и пробы их решения являются беспристрастным фактором, свидетельствующим о зрелости уровня развития общества и гос власти. Результатом осмысления принципов федерализма является формулирование и закрепление таких в муниципальных юридических актах. в ст. 1 Конституции Русской Федерации Наша родина определяется как федеративное правительство. это положение относится к основам конституционного строя Русской Федерации, которые не могут быть пересмотрены Федеральным собранием Русской Федерации. следует выделить, что роль принципов в особенности высока при формировании многонационального страны, в каком основополагающим остается противоречие меж рвением к сохранению самобытности и самостоятельности отдельных наций (этнических общностей, государственно-территориальных образований) и обеспечением единства, целостности самого страны. Идейную базу федерализма составляют конституционно определенные принципы. Идет речь о базовых принципах основ конституционного строя и федеративного устройства, формирующих модель федерализма, идеологию разделения гос власти по вертикали на общенациональном конституционном уровне. Принципы, закрепленные в Конституции, по существу являются выражением реально имеющихся основ публичного и муниципального строя. Совместно с тем они представляют собой начальные начала правового регулирования важных сторон жизни русского общества и, таким макаром, определяют суть русского страны: выступают как высшие социальные ценности и ограничители гос власти. Они обусловливают тип федерации, ее структуру, особенности территориального устройства, нрав разделения гос власти меж федерацией и ее субъектами, базы разграничения компетенции меж федеральными органами гос власти и органами гос власти субъектов федерации Лукьяновская О.В. Конституционные принципы фе¬деративного устройства русского страны: Дисс. ... канд. юрид. наук: Волгоград. 2010.. Главные принципы и установки федерализма сформулированы в самой Конституции Русской Федерации. Показательно, что практически треть статей Конституции Рф прямо либо косвенно посвящена принципам федерализма. Эти же принципы отыскали отражение в более чем 4 10-ках федеральных законов, регулирующих те либо другие сферы общественно-политической жизни. Можно выделить последующие главные конституционные принципы русского федерализма: муниципальный суверенитет; единство системы гос власти; равноправие субъектов Русской Федерации; единство конституционно-правовой системы; разграничение предметов ведения меж федерацией и ее субъектами; разграничение предметов ведения и возможностей меж органами гос власти Русской Федерации и органами гос власти субъектов Русской Федерации; равноправие и самоопределение народов в Русской Федерации. Нужно увидеть, что конституционные принципы федеративного устройства беспристрастно взаимосвязаны, каждый не существует изолированно друг от друга. они оказывают друг на друга воздействие, представляют собой не "ординарную совокупа, а органическое единство, целостную систему, и выражают доброкачественную определенность ее содержания" Михалева Н.А. Понятие и система принципов со¬циалистической конституции // Правоведение. 2007. №6.. Коротко охарактеризуем любой из конституционных принципов федерализма. Теоретической основой федерализма является концепция суверенитета народа, выражающаяся в муниципальном суверенитете, который представляет собой независимость гос власти вовне и ее верховенство снутри страны. Реализация этого принципа подразумевает наличие верно определенного объема прав, которыми должна владеть федерация, так именуемых неотчуждаемых либо исключительных прав федерации. Их утрата значит утрату наружного муниципального суверенитета, т.е. утрату независимости страны как некоего политического единства. Но есть момент, заслуживающий специального внимания, который связан с направлениями проявления суверенитета и с природой субъектов федерации. Непременно, правительство, в том числе и Русская Федерация, единственно обладает внешнеполитическим суверенитетом. оно также имеет правомочия по воплощению собственной воли во внутриполитических делах. говоря же о субъектах федерации, нужно констатировать, что во внешнеполитических делах они или вообщем перестают участвовать, или производят свои возможности по умеренному кругу вопросов при координирующей роли федерации, и не решают главных заморочек интернациональных отношений, обороноспособности и безопасности страны. Но во внутриполитических делах субъект разделяет вопросы управления с федерацией. Потому в границах тех возможностей, которые ему переданы, субъект самостоятелен. В Конституции отсутствует упоминание о суверенитете республик в составе Федерации, да и не содержится прямого его отрицания. Все же республики определяются как страны, а неотъемлемым свойством хоть какого страны является его суверенитет. До принятия Указа Президента РФ № 1486 "о дополнительных мерах по обеспечению единства правового места Русской Федерации" от 10 августа 2000 года девятнадцать из 20 одной республики провозглашали себя суверенными государствами в составе Русской Федерации, а в статье 1 Конституции республики Татарстан, было провозглашено: "Республика Татарстан - суверенное демократическое правовое правительство, объединенное с Русской Федерацией..." Конституция Республики Татарстан от 6 ноября 1992 года (ред. от 30.03.2010 №10-ЗРТ) // Республика Татарстан. №87-88. 30.04.2002.. Исключение составляли Калмыкия и Республика Марий Эл, где понятие "муниципальный суверенитет" отсутствовало. Пытаясь выйти из этой противоречивой ситуации, Конституционный Трибунал РФ принял ряд постановлений и определений, в каких указал: "Внедрение в статье 5 (часть 2) Конституции Русской Федерации применительно к установленному ею федеративному устройству понятия "республика (правительство)" не значит признание муниципального суверенитета этих субъектов Русской Федерации, а только отражает конкретные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического, государственного и другого нрава". Конституция РФ не допускает какого-нибудь другого носителя суверенитета и источника власти, кроме многонационального народа Рф, и, как следует, не подразумевает какого-нибудь другого муниципального суверенитета, кроме суверенитета Рф. Таким макаром, по справедливому замечанию Б.С. Эбзеева, суверенитет является прерогативой страны и реализуется его высшими органами власти, и им не могут быть наделены органы субъектов федерации: "не может быть суверенитета в суверенитете" Эбзеев Б.С. Конституция. Демократия. Права человека. М., 2011. При вхождении 1-го страны в состав другого утрата суверенитета неминуема. Субъект федерации, даже владеющий большенными возможностями, не является суверенным образованием. Принцип гос целостности кроме территориальной целостности (которая обеспечивается целостностью и неприкосновенностью ее местности, отсутствием права выхода у субъектов РФ из состава федерации) содержит в себе и целостность единства системы гос власти. Принцип единства системы гос власти Русской Федерации выражается в единой политике законотворчества, муниципального регулирования и управления, в наличии устройств координации деятельности и институтов консульства. Этот принцип в согласовании с Конституцией РФ закрепляется в отношении системы органов исполнительной и судебной власти. При этом если гласить о системе исполнительной власти, то тут существует вертикаль федеральных и региональных органов, находящихся в точной связи и руководстве. труднее обстоит дело с судебной системой. суды общей юрисдикции, в наименьшей степени арбитражные суды представляют такую единую систему, но Конституционные (Уставные) суды субъектов уже не находятся в конкретном руководстве Конституционного суда РФ, так как в их возможности заходит проверка соответствия только регионального законодательства на предмет соответствия основного Закона субъекта РФ. Законодательные органы Федерации и ее субъектов не образуют единую систему презентабельной власти, так как законотворчество на федеральном и региональном уровнях в федеративном государстве разбито. Более принципиальным, все же, вызывающим бессчетные споры, а поэтому заслуживающим особенного внимания можно именовать принцип равноправия субъектов Русской Федерации (ст. 5 Конституции РФ). Равноправие субъектов выражается в последующем: территория Федерации состоит из территорий ее субъектов; во отношениях с федеральными органами гос власти субъекты равны; территория субъекта не может быть изменена без его согласия; Конституция РФ не предугадывает право выхода субъектов из собственного состава (сецессии); на все субъекты Федерации распространяется федеральная юриспунденуия. Принцип равноправия субъектов Федерации имеет право на существование, но исключительно в области отношений с федеральными органами гос власти. Уже обозначенное положение о равных способностях субъектов Федерации в формировании федеральных органов власти подтверждает конкретно данную идея, а не абсолютное равноправие субъектов Рф. При исследовании вопросов равноправия частей Русской Федерации нужно принимать во внимание тот факт, что федерализм складывался эволюционно. Нельзя не опираться на исторические реалии, которые привели к неравноправию субъектов Федерации. ситуация в Русской Федерации непременно отличается от обычного построения так именуемых традиционных федеративных стран с однородными по наименованию и статусу субъектами федерации (штаты, земли, кантоны и др.). Асимметричность частей Русской Федерации выделяется по разным аспектам. Это может быть различие в местности, экономическом развитии, наличии природно-ресурсной базы, истоках (причинах) выделения каждого определенного субъекта (для одних - малогабаритное проживание какой-нибудь цивилизации на определенной местности, для других, скажем, - федеральное значение городка). но все нареченные отличительные признаки не могут оказывать влияние на равноправие субъектов страны, потому что принцип равноправия подразумевает не фактическое равенство, а равные способности в определении собственных прав и обязательств по отношении к государству. Сущность конституционной формулы федеративного устройства выразилась в попытке минимизации различий в статусе субъектов Федерации исходя из общего принципа равноправия с сохранением при всем этом их прежней государственно-правовой природы. но фактическое положение вещей позволяет гласить об отсутствии реального равноправия меж субъектами Федерации Федорященко А.С. О равноправии субъектов Федерации во отношениях с федеральными органами гос власти // Законодательство и экономика. 2011. №10.. Позиция, отрицающая равноправие субъектов, обосновывается несколькими аргументами. А именно, указывается, что республики наделяются правом устанавливать собственный язык, принимать конституции, а другие субъекты - уставы, и методы принятия этих актов различаются. Отличие в наименовании главных законов субъектов РФ тянет за собой и их отличие в юридической природе и сути. Посреди субъектов Федерации, не являющихся республиками, также нет равенства в их статусе. Конституция не решила делему вхождения автономных округов в состав области, края. Все автономные окрестность, кроме Чукотского, как и раньше числятся в составе соответственных краев, областей. Факт вхождения имеет определенные последствия и безизбежно ограничивает объем прав этой категории субъектов Федерации. Конституция РФ не обусловила формы отношений меж автономным округом и краем (областью), в который он заходит. Четыре автономных окрестность, различные по величине, находятся в разных природных критериях и юридических ситуациях. Таким макаром, можно констатировать, что в текущее время реального равноправия субъектов федерации нет, хотя многие создатели высказываются за построение симметричной федерации и достижение реального равноправия ее субъектов. Одним из базовых принципов федеративного устройства страны является принцип разграничения предметов ведения меж органами гос власти Федерации и органами власти ее субъектов. федерализм регионализм децентрализация Под методами разграничения предметов ведения понимается предусмотренный Конституцией и Федеративным Контрактом метод рассредотачивания возможностей меж федерацией и ее субъектами. вопрос о том, что является прерогативами федерации, а что ее субъектов, относится к числу основных вопросов федеративного страны. Формула решения этой сложной трудности выработана мировой практикой федерализма, в согласовании с которой в федеративном государстве компетенция разделяется на: принцип исключительной компетенции федерации, т.е. определение предметов ведения, по которым только она может принимать решения, издавать нормативные акты (ст. 71 Конституции РФ); принцип совместной компетенции, т.е. установление 1-го и такого же списка предметов ведения как федерации, так и ее субъектов. При совместной компетенции федеральные органы гос власти по согласованию с органами субъектов Федерации решают те вопросы, которые входят в предмет их ведения (ст. 72 Конституции РФ); принцип своей компетенции субъекта федерации (ст. 73 Конституции РФ). Конституция РФ предугадывает возможность перераспределения сфер ведения и возможностей меж РФ и ее субъектами средством отдельных соглашений, такие соглашения вероятны меж федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Федерации (ч. 2 и 3 ст. 78). В практике Русской Федерации появился и таковой метод рассредотачивания компетенции меж федерацией и ее частями, как обоюдное делегирование возможностей. Это делегирование снимает вопрос о жесткой подчиненности субъекта федерации центру, свидетельствует о добровольности рассредотачивания компетенции. Также конституционным принципом федерализма является принцип равноправия и самоопределения народов, населяющих Россию. Многонациональный люд Рф, принимая Конституцию в 1993 году, исходил, согласно ее преамбуле, из признанных принципов равноправия и самоопределения народов. Норма о гарантиях прав коренных немногочисленных народов в согласовании с признанными принципами и нормами интернационального права включена в главу "Федеративное устройство" Конституции. Все народы в Русской Федерации пользуются равными правами. Равноправие народов значит равенство их прав во всех вопросах муниципального строительства, в развитии культуры и других областях. В первый раз в русской Конституции установлены гарантии прав коренных немногочисленных народов, населяющих РФ (ст. 69). Коренными немногочисленными народами современная наука признает народы, считающие себя самостоятельным этносом и, живущие на местности обычного расселения собственных протцов, сохраняющие самобытный уклад жизни и обычный метод хозяйствования. В текущее время в Русской Федерации насчитывается выше 60 немногочисленных народов, из которых около половины не имеют каких-то национально-территориальных образований. Посреди их - ханты, манси, алеуты, ительмены, кеты, вогулы, нганасаны и другие. В многонациональном государстве самоопределяться этническая общность может не только лишь создав отдельное государственное образование в составе одного страны, да и в рамках территориального, также национально-культурной автономии. Конституция РФ предугадывает определенную правовую форму урегулирования порядка воплощения права на самоопределение в Русской Федерации в виде образования субъекта Федерации либо конфигурации его статуса. Самоопределение народа может быть, если его воплощение не повлечет за собой нарушение прав человека и гражданина, прав других народов и целого ряда принципов, закрепленных в Конституции РФ, таких как муниципальный суверенитет, целостность и т.д. Таким макаром, система конституционных принципов русского федерализма представляет собой совокупа базовых начал построения федеративных отношений, определяемых Конституцией. 1.4 Анализ нормативно-правовой базы, связанной с отношениями центр - регионы Для Русской Федерации, как и для большинства федераций мира, важным ценностью в деятельности органов гос власти и управления является муниципальная региональная политика. Невзирая на то что в каждой стране она носит личный нрав в силу исторических, географических, культурных и других особенностей, в базе ее лежит финансовая и политическая составляющие, которые и определяют основной вектор социально-экономического развития как отдельных субъектов, так и федерации в целом. Разграничение возможностей и перенос значимой полноты ответственности на уровень регионов должны обеспечить огромную самостоятельность субъектам Федерации в решении главных вопросов муниципального управления. Задачка заключается в том, чтоб как можно резвее укрепить региональный уровень власти, перевести вектор устойчивого развития с федерального на уровень субъектов Русской Федерации. Было время, когда Минфин Рф стопроцентно контролировал вопросы межбюджетных отношений, Министерство экономического развития и торговли Русской Федерации курировало программно-целевые способы. Отдельные вопросы развития регионов были рассредоточены по другим ведомствам. А Минрегион Рф (казалось бы, одно из важных в федеративном государстве) почти во всем играл роль постороннего наблюдающего, констатирующего все более вырастающую дифференциацию регионов, но не обладало достаточными рычагами воздействия на разрешение ситуации. С восстановлением маневренности государством ситуация коренным образом поменялась. Вопросы региональной политики выходят на 1-ый план. Главное, что главные рычаги воздействия сосредоточены в руках 1-го ведомства - Министерства регионального развития Русской Федерации. В нашей стране правовое регулирование региональной политики еще находится на исходном шаге развития. При всем этом основополагающим нормативным правовым актом в данной сфере и до настоящего времени остается Указ Президента Русской Федерации от 3 июня 1996 года № 803 "Об главных положениях региональной политики в Русской Федерации", в каком ее содержание раскрывается через список из 9 задач - от укрепления экономических основ территориальной целостности и стабильности страны до совершенствования экономического районирования страны. На определенном шаге развития страны этот документ сыграл свою роль. В нем была сформулирована цель региональной политики, дано ее определение, названы главные задачки. Но предстоящего правового регулирования региональная политика не получила. Большая часть профессионалов совсем справедливо сходятся во мировоззрении, что этот нормативный акт не позволил верно найти конкретное содержание региональной экономической политики Рф. Его оказалось очевидно недостаточно для сотворения настоящей законодательной базы действенного воплощения региональной политики. Это потребовало подготовки новых законопроектов - "Об основах муниципального регулирования регионального развития в Русской Федерации", "Об основах федеральной поддержки депрессивных территорий Русской Федерации", "О федеральных мотивированных программках регионального развития", принятых Гос Думой в 2-ух чтениях. Базисный законопроект "Об основах муниципального регулирования регионального развития в Русской Федерации" был призван установить главные понятия и принципы деятельности страны по развитию регионов и росту благосостояния населения. С установлением новейшей системы разграничения возможностей меж уровнями гос власти и реформой местного самоуправления, также с внесением концептуальных конфигураций в базисные законодательные акты экономного и налогового законодательства многие положения обозначенного законопроекта утратили свою значимость и сейчас требуют корректировки. Вкупе с тем сохраняется актуальность принятия законодательного акта, посвященного закреплению основ гос региональной политики. Положительным итогом на нынешний момент явилось то, что в стране был начат процесс реализации больших проектов, к примеру, по развитию городка Сочи и близкорасположенных районов, также Далекого Востока и другие. Эти проекты основаны на принятии решений по воссозданию инфраструктуры регионов, увеличению уровня их социально-экономического развития и другим более значимым дилеммам. Под эти цели выделяются средства бюджетов разных уровней. Но реализация принятых на высшем уровне решений не имеет всеохватывающего нрава и не распространяется на всю местность страны. Существует некая избирательность в выборе точек территориального развития. Нет беспристрастных критериев оценки состояния и способностей регионов по достижению поставленных целей их развития, устройств вербования муниципальных инвестиций для решения имеющихся заморочек и реализации более важных проектов. В правовом акте о региональной политике должны быть отражены вопросы о определенных механизмах регионального развития - мотивированных программках, муниципальных инвестициях, поддержке региональных проектов по развитию инфраструктуры и другие. При этом правовое регулирование не должно осуществляться только в виде закона; это, к примеру, может быть нормативный акт Президента Русской Федерации, на базе которого должна осуществляться подготовка длительной Стратегии региональной политики в стране.

1 2 3 4




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: Отношения "центр – регион": поиск оптимума:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: Отношения "центр – регион": поиск оптимума