В.И.Аннушкин 19 страница

В.И.Аннушкин 19 страничка


***


Спустя полчаса я всё-таки смог настоять на продолжении похода. Мы осторожно полетели за Тающим Городом, который сейчас казался только зияющей блёсткой на горизонте. Расстояние полностью неопасное, стоило рискнуть... Тупость какая! Если за рулем ведьма-практикантка, то она за милую душу расстреляет нас, даже не разглядев, кто посиживает на спине у дракона. Если на борту склочный Раюмсдаль, так и он охотно запустит молнию-другую в того, кто напал на его войско. Одним словом, куда ни кинь - всё клин! Потому без излишних слов мы догоняли Локхайм в ожидании подходящего момента для тихой диверсионной атаки. Поближе к вечеру мне стало казаться, что местность что-то припоминает. Кое-где когда-то очень издавна я уже был в этих местах, но... Даже когда мы опустились для ночлега на пустой песочный бугор, ничто не возбудило моих мемуаров, а жалко...
Драконица ещё в момент приземления сбила ударом хвоста пробегавшую олениху, так что с ужином заморочек не было. Тень проглотила свою порцию за 5 минут и сходу повалилась спать. Естественно, она намаялась за денек. После драконьей делёжки на нас троих осталась целая оленья ляжка. Лия запалила костёр, Жан не ужаснулся сходить в лесок за хворостом, а я, лёжа на песке, отрисовывал профиль Луны.
- Очень похоже... Милорд, как вы думаете, куда она направилась?
- Мозга не приложу, подружка. Может, в Ристайл, может, в Вошнахауз, может, ещё в какой городок либо замок. Разве это принципиально?
- Ну, мне-то не нужно лгать! - внезапно гаркнула Лия.
- Что? - Девченка почти все для себя позволяет, но таковой тон...
- Лорд Скиминок, уж я-то знаю вас как облупленного! - неумолимо продолжала Лия, уперев руки в бока и возвышаясь нужно мной суровой богиней правосудия. - Вы думаете, я не вижу, что с вами происходит?! Вы похудели, у вас тени под очами, у вас лицо зелёное. Милорд, умоляю вас, вырвите эту любовь из собственного сердца! Она сгубит вас. Поймите же, мы с Жаном очень вас любим, но... Далее так длиться не может. Вы всегда отличались редчайшим благоразумием! Мне было так расслабленно с вами. Вы не лезли к чёрту на рога, не совались к погибели в пасть, не находили объятий отдельной могилки. Как это было отлично! А что сейчас? Вы ищете смерти! Мы носимся непонятно где, одеты во что попало, средств ни гроша, жизнь совсем суматошная, а если вдруг и помрём, так этого общественность может даже не увидеть! Хватит сумасбродств, милорд! Или вы возьмёте себя в руки, или я сама за вас возьмусь.
- Неуж-то так приметно? - невесело спросил я.
- Очень! - Она присела рядом и обняла меня за шейку. Мне захотелось поплакать. - Держитесь, милорд. Я знаю, что такое реальная любовь. Не сдавайтесь. Одолеете, пожалуйста...
- Отлично.
- А если вы погибнете, клянусь, я найду её и просто убью. По законам великодушного рыцарства ваша дама сердца не имеет права жить после погибели такового человека, как вы!
- Спа-си-бо... - даже закашлялся я. - Не беспокойся, девченка моя, с завтрашнего утра всё будет как в прекрасных романах. Я стану умненьким Буратино, но сначала давай поужинаем, а?
Подошёл Бульдозер с целой охапкой сучьев на плечах. Лия одномоментно оставила меня в покое. Вот оно как... Я-то наивно подразумевал, что все мои духовные препядствия укрыты глубоко снутри и на моём лице либо поступках никак не отражаются. А вот Лия лицезреет, её не обманешь... Подвиг совершить, что ли? Как правило это помогает.
- Вы задумчивы, лорд Скиминок, - подсел ко мне Бульдозер, - строите планы на завтра?
- Быстрее слушаю лекцию твоей супруги по психологии семейных отношений...
- Соболезную, милорд.
- Спасибо. Скучновато мне, Жан. Ты здесь, случаем, никаких противников не увидел? Подраться бы с кем...
- Вот вам ужин, мой храбрый государь! - здесь же влезла Лия, услышав краем уха, о чём речь. По-видимому, она сочла самым разумным отвлечь меня на печёное мясо. - Ешьте, пожалуйста. Всё свежее, всё с пылу с жару. Соли, правда, нет, но я вот одичавшего чеснока нарвала, кислицы, вина... тоже нет. Эх, компоту бы вам! Жалко, сварить не из чего... Жан, помоги мне, я одна вон ту ветку не поломаю, а пламя уже угасает.
Когда они отошли на пару шагов, Лия переключилась на злобный шёпот:
- О чём вы шумели? Ты его снова уговаривал кровь проливать за отечество? И мыслить не смей! Милорду отдых нужен.
- Да это не я, это он сам...
- Молчи, злосчастный! А тебя для чего к нему приставили?! Чтобы от непродуманных поступков задерживал! Нечего каждую свободную минутку за клинок хвататься. Отвлеки его, займи чем-нибудь...
- Чем?
- Ой, ну не мне тебя учить! Ты же у нас страсть какой образованный... Стишок расскажи, балладу спой, смешной рассказ затрави, ну чего ещё... О женщинах поболтайте, в конце концов!
- Много я о их знаю, - буркнул Жан.
- А хотелось бы?! - здесь же взвилась супружница. - У, бугай неблагопристойный! Насквозь тебя вижу - только дай где юбке мелькнуть, а он в стойке охотничьего терьера... Пойдём вкупе, придумаем по ходу - главное, чтобы он о Луне больше не вспоминал! От этого худеют...
Они задумывались, что я их не слышу, но на самом-то деле меня просто отвлёк клинок. Рукоять Клинка Без Имени предупреждала об угрозы. На 1-ый взор ничего не увидел, но встал, перехватил клинок обеими руками и внимательно вгляделся в мглу. Дубль пусто! Никого...
- Стойте! Не двигайтесь, ради всего святого! - За спинами моих ребят зашевелился песок, и на поверхность стремительно выкарабкались три больших упыря. Больше всего они походили на аморфные картофелины, жёлтый цвет кожи, татарские глаза, широкий рот с наточенными зубами и мускулистые руки, усиленные сильными когтями. Супруги послушливо застыли.
- А что, фактически, случилось, милорд? - одними губками поинтересовалась Лия.
- После объясню. - Упыри натужились, готовясь к прыжку. - По моей команде немедля падайте! Итак - раз, два...
- Сзади, милорд! - внезапно хором взвыли Лия и Жан, дружно прыгая на меня. Краем глаза я выудил знакомое шевеление песка там, где только-только стоял...
Я - с Клинком Без Имени, башкой, полной песка, и красноватым ухом, придавленным в процессе катания. Бульдозер - его топор лежит далековато, - сжимающий большие кулаки, прикрывает мою спину. Лия, прыгающая вокруг нас на одной ножке, вытряхивает колючку из сапога, буднично браня нас, упырей, судьбу, небеса и т.д. Тень - храпящая, как малыш, сейчас совсем не притворяясь. Меж нами и драконицей - песочные упыри в количестве 6 морд. Вот ваш подвиг, великодушный ландграф! Начинайте...
- Где вы их выкопали, лорд Скиминок?
- Лия, не начинай дискуссию! Я не геолог, не археолог и даже не колхозник - я их не выкапывал. Они сами пришли.
- А для чего?
- Вот у их и спроси, - пожал плечами я.
- Милорд, может быть, стоит разбудить драконицу? - неуверенно предложил пугливый рыцарь. - У нас на троих один клинок, могут и покусать.
- Ты прав. Лия, быстренько буди Тень! Пока нас настолько же быстренько не взяли в кольцо.
- Каким образом? - визгливо захихикала она. - Я не могу через их перелететь...
- Жан поможет.
В тот же миг упыри начали атаку. Молчком, без боевых кличей, скопом бросившись вперёд. Я храбро шагнул им навстречу и, упав на одно колено, очертил зияющий полукруг. Клинок Без Имени вспорол животы двум самым быстрым. За моей спиной Бульдозер ловил верещащую супругу. Фактически, изловить он её изловил и на данный момент пробовал как-то сложить покомпактнее, чтоб перебросить ближе к Тени. Третьему упырю я всадил клинок прямо в сердечко, но, рухнув, этот гад придавил мою ступню, значительно ограничив мои манёвры. В эту минутку Лия в конце концов просвистела в воздухе, совершив красивый перелёт с принужденной посадкой носом в песок прямо под спасительным крылом спящей драконицы. Жан, сделав чёрное дело, смело рванулся мне на выручку. Сбил плечом уродца, стоящего на пути, и начал оказывать посильную помощь по освобождению моей особы. Заместо того чтоб разумно стащить с моей ноги тяжеленный свеженький труп" он почему-либо схватил под бока меня и принялся выдёргивать, как морковку. Было больно... Упыри вновь бросились на нас. Высвободив в конце концов саму ступню (кроссовки так и остались под покойником), мы с Жаном чуть не свалились. Я врезал обеими ногами в харю ближнему противнику, но Бульдозер избрал конкретно этот момент для того, чтоб меня выпустить. В итоге я хорошо приложился спиной о некий запесоченный булыжник. Это не улучшило моего настроения. Вприбавок кое-где рядом сонно прогремел бас драконицы:
- Лиечка, не нужно беспокоиться. Всего трое упырей... Мальчишки разберутся с ними без нашей помощи. Отдохни...
Пришлось встать и опять всё делать самому. Жан чистил рожу тому, кого я приложил ногами. Двое других кинулись на меня с флангов, как обученные ротвейлеры. Я крутнулся на месте, держа рукоять обеими руками. Клинок Без Имени располосовал упырей напополам, сделав из 2-ух четыре. К этому времени побитый Бульдозером гад удачно слинял, зарывшись в песок. Вот и всё. Маленький бой, полная победа и... никакого чувства ублажения!
- Чего-нибудть не так, милорд? Вы бледны. Вас не укусили?
- Я в порядке, Жан. Будь другом, достань мою обувь из-под вон того толстого, а позже мы оттащим упырей подальше.
- Слушаюсь, лорд Скиминок. Обещаю завтра же украсить мою балладу величавым описанием вашего нового подвига!


Загрузка...

Мне было лень даже гласить ему "не нужно". Всё не так. Танитриэль права - меня неверно сделали ландграфом. На залитом кровью песке валялись трупы пятерых упырей. Злостные твари, питающиеся человечиной, уже никогда не нападут на спящих путников. Мы наверное выручили много невинных жизней. Что с того, что я их убил? На самом деле, это очень неплохой поступок. Это верно. Они неприятели. Все рыцари так поступают. Господи, что все-таки со мной?
- Милорд, я могу чем-нибудь?..
- Нет. Оставь меня, Жан. Мне нужно побыть одному.
Я обошёл спящую драконицу и безмятежно дремлющую под её крылом Лию, сел с другой стороны, привалившись спиной к тёплому боку Тени. Всё плохо. Я вставил клинок в песок, и он серебряным крестом осенил мглу. Я стал на колени. Душу захлёстывало неодолимое желание молитвы. Мысли путались, слова сбивались, мой шёпот наверное был сумбурен и малопонятен, но не это казалось основным. Боже, прости мне всё, что я сделал! Прости, пожалуйста. У меня всё в жизни перепуталось. Я сам не отсюда. Попал не по собственной воле, сделался ландграфом, подвиги совершал, клинком размахивал... Ради чего? До сего времени не знаю. Отстаивал победу Добра над Злом и сам по мере собственного скудоумия пробовал отделить одно от другого. Кто я таковой? Кто отдал мне право судить, что отлично, а что плохо? Я научился убивать, никогда в жизни не подумав замолить этот грех. Сказано "не убий", но тогда уничтожили бы меня либо моих друзей. Прости, Святый Боже, я не убивал ради забавы, но... Может быть, это не тот путь? Всё равно Зло продолжало накапливать силы, полнясь ненавистью и местью. Наверное, необходимо как-то по другому. Молвят, что поистине верующие люди просто призывали тебя на помощь либо побеждали собственных противников кротостью и смирением, безропотно принимая страдальческий крест. Почему я так не сумел? Почему из-за меня погибают такие отличные люди, как сэр Чарльз Ли? Почему жизнь всех, кто со мной дружит, вечно висит на волоске? Я грешник. В том мире у меня есть супруга, у нас с ней отпрыск. Я издавна его не лицезрел, но надеюсь, что с ним всё в порядке. А я люблю другую. А она уже замужем, но тоже не может без меня. Что нам делать, Господи?! Я так желаю, чтоб всем было отлично, а ничего не выходит. Обучи меня, Боже... Вразуми! Хотя бы прости...
На мое плечо легла чья-то рука. Я повернул голову. Рядышком на песке стояла Кэт. Я обидно улыбнулся.
- Здрасти, лорд Скиминок.
- Здрасти, Катариада. Как отлично, что вы живые. Мы с Жаном пошевелили мозгами...
- Я же бессмертна. Просто было настолько не мало дел... Ну и на данный момент у меня нет времени посидеть с вами лишнюю минуту. Вы желали о чём-то спросить?
- Может быть... - Признаться, особых вопросов у меня не было. - Вы, случаем, не понимаете, кто на данный момент на Локхайме?
- Знаю. Там Вероника, ваш отпрыск и принцесса Ольга. Вы увидите их завтра.
- Спасибо.
- Мне пора. Держитесь, ландграф, скоро всё это кончится. Поверьте, что самое тяжелое сзади.
- А впереди? - спросил я. Загадочная богиня красы уже таяла в ночном небе.
- Впереди - битва с Люцифером. И ещё... она вас любит.

Велик и могуч был Владыка Ада Его вояки сеяли погибель
Люди знали, что их ждёт, но никто не просил пощады
Кровь отражалась в облаках, земля стонала под раздвоенными копытами, а Люцифер смеялся!
Тогда в небе показался Локхайм - Тающий Город, и на борту его стоял тринадцатый ландграф Клинка Без Имени. /Хроники Локхайма/


Утро. Холодно. Ноги совершенно закоченели. Спиной я нагревался о тёплый бок драконицы, но выпала роса, и просыпание оказалось не настолько веселым. Верный Бульдозер прогуливался вокруг костра, подбрасывая новые ветки. Похоже, юноша пожалел всех нас, всю ночь прошагав бдительным часовым. Нужно встать и до отправления в полёт дать ему поспать хотя бы часа три, а то уснёт в воздухе в самое неподходящее время.
- Как спали, милорд?
- Спасибо. Возьми мой плащ и ложись. Я тебя подменю. На завтрак не вставай, перекусишь в пути.
Он кротко кивнул и заснул, чуть опустившись на землю. Я присел на брёвнышко у костра, пошевелил палкой угли, зевнул... Что делать-то будем, господа-товарищи? Трупов упырей не видно, наверное, Жан оттащил. Означает, 1-ое дело - догнать Локхайм и разъяснить разгорячённой Веронике, кто есть "ху". Далее - по обстановке. Из-под крыла сопящей Тени выкарабкалась заспанная Лия. Она присела рядышком, знобко потирая ладошками колени.
- Доброе утро, лорд Скиминок.
- Привет, подружка. Как спалось?
- 3-замечательно... Таковой сон лицезрела ужасный. Поведать?
- Валяй.
- Означает, идём мы с супругом по незнакомому городку ночкой. Всюду огни, как тыща свеч, дома большие, даже не знаю, во сколько этажей, а на холмике белоснежная крепость. Колокольня прекрасная, башни, храмы - мы мимо идём. Разгуливаем пешком, мне отлично, а Жан доспехами лязгает, и здесь навстречу вы с Луной под ручку. На ней рубаха грубая и брюки чёрные, как у вас... джинсы! А лица у обоих такие счастливые. Мы к вам, рады все, болтаем, смеёмся, и здесь... Ах так тьма легла, огни погасли, а из тёмных переулков полезли струи тумана. Вы как закричите:
"Встать в кольцо, спина к спине!", ищете клинок, а его нет. Позже небо раздвинулось, и страшно захохотал Люцифер! Я вздрогнула и пробудилась... К чему бы такое, а?
- К завтраку, - подумав, решил я. - Будь лапушкой, взгляни, что у нас на сей день. Может быть, за вчерашний бой мы с Бульдозером заслужили по бутерброду?
- Вы - да! Но он?! Вот пусть только проснётся, я ему всё скажу. Он что, не мог меня лаского перенести? Непременно кидаться? Я же чуть для себя нос не свезла, рот полон песку и лбом так об локоть Тени треснулась, что только звёздочки брызнули!
- По-моему, на небе звёзд не прибавилось.
- Прибавилось! Ещё как! Вы поглядите, какая у меня шишка. Милорд, а обучите его повсевременно носить меня на руках... И слова гласить нежные, ну, из числа тех, какими вы принцессу Бумбрумгильду уламывали.
- Непременно. Как все дела закончим, так и возьмусь за пробелы в его образовании.
- Ах, милорд, - тяжело вздохнула Лия, прильнув головой к моему плечу, - я так не желаю, чтоб вы уезжали...
- Ты о чём? - не сходу сообразил я.
- Ну... вы ведь всегда уходите, когда самое ужасное сзади. Когда Ризенкампфа одолели, а царица желала за вас замуж. Когда Зубы подорвали, а царица снова желала за вас замуж, но Луна произнесла... ой! Простите, лорд Скиминок, я не желала...
- Да брось! Не хватало ещё, чтоб ты подстраивалась под моё настроение. Друг поэтому и друг, что не выбирает слов. Вы должны гласить мне правду. Если уж мы трое начнем мыслить о том, что будет, если я скажу то, а не это...
- Спасибо, милорд. Я... время от времени мне казалось, что я нужна вам только как паж... Не будет меня, будет другая. Я так мачалась! Ох... Вы мне очень дороги, милорд.
Я тоже опустил глаза и... заместо ответа ринулся на Лию, повалил её на спину и, прочно прижав к для себя, покатился по песку.
- Лорд Скиминок! - перепуганно заскулила она, смотря на меня круглыми умоляющими очами. - Я не... Вы меня не так сообразили... Я на данный момент не могу... и... и... и здесь мой супруг!
- Тихо! - через зубы прошипел я. - Лежи и не двигайся, ветреница!
Рядом с тем местом, где мы только-только посиживали, зашевелился песок. На свет Божий показалась когтистая лапа упыря. Не обнаружив нас, она опять скрылась в песке. Я осторожненько слез с Лии, на цыпочках подкрался по песку и вонзил Клинок Без Имени аж на одну вторую лезвия в глубину. Что-то хрустнуло... Из песка вылезли обе лапы, конвульсивно сжали клинок и бессильно обмякли. Надеюсь, насмерть... Я выдернул клинок, снизу стукнул родничок чёрной крови.
- Это был последний, 6-ой. Вчера ему удалось уйти. Так что ты мне желала сказать насчёт супруга?
- Н-ничего... - запинаясь, выговорила Лия, - Я не задумывалась... Так эти твари и днём укусить могут?!
- "Мёртвые не кусаются", как говаривал старенькый пират Флинт. - Я протянул ей руку и посодействовал подняться. Девчонка прижалась ко мне, ещё не совершенно придя в себя от резвой смены воспоминаний. - Не нужно ничего гласить. Ты тоже мне очень дорога. Вы с Жаном и Вероникой для меня издавна стали родными. Просто сейчас я должен отыскать сам себя, своё место в вашем мире. Если найду, то никуда уже больше не уеду... Обещаю.
Часом позднее пробудилась Тень. Драконица длительно продирала глаза и ворчала, что неразумно отчаливать в далекий путь на голодный желудок. Типо обязательно нужно поохотиться, выкупаться, отдохнуть, а позже...
- С таким режимом денька ты стремительно превратишься в толстую германскую сосиску с крылышками! - строго напомнил я. - Вряд ли Зайчик увлечётся громоздкой чёрной тушей, не имеющей ничего общего с роскошными мемуарами его юношества.
В ответ Тень шумно востребовала, чтоб мы немедля заняли места на борту. Так как всё равно есть было нечего, я повелел будить Жана - и в путь.
- Куда прикажете?
- Вон туда! - Я махнул рукою, указывая драконице направление. - За лесом должны быть зелёные бугры, в наибольшем вход в гнездовье Зингельгофера. Правда, я был там не очень длительно, но кое-что из расположения комнат ещё помню.
- Но как... Откуда вы так точно понимаете где?
- Это из-за упырей, - перебил я удивлённую Лию. - Когда мы летели туда впервой вкупе с Зайчиком, то на нас напали вточности такие же выходцы из песка. Он ещё просто сжёг их одним плевком. Позже мы взлетели, узрели Веронику, погнались за ней, ну и... В общем, далее вы понимаете, а если Зингельгофер живойёт по прежнему адресу, то Локхайм направился конкретно туда.
- Неплохо бы ещё знать, кто управляет Тающим Городом? - воткнул Жан.
- А я не гласил? Там Вероника, Иван и Ольга. Не спрашивайте, откуда я это знаю. Сейчас ночкой меня посетила некоторая дама...
- Ах! - дружно выдали все трое и так побагровели, что мне стало неловко.
- Ну, чё вы, как эти... Постыдно, товарищи! Ко мне являлась богиня красы, гражданка Катариада Базиливмейская, с маленьким деловым визитом. Намекнула на то, что нас ждёт впереди, поведала, где мой отпрыск. Вот и всё, клянусь матерью!
- Милорд" - недоверчиво покачала головой Лия, не скрывая подозрительно прищуренного взора.
- Ничего такового не было!
- Ох, милорд...
- Да сказано же для тебя, мы даже не лобзались! - вскипел я поэтому, что три сумрачные физиономии глядели на меня с самым больным недоверием. - Какие вообщем могут быть претензии в мой адресок?! Подумаешь, женат на одной, влюблен в другую, а встречаюсь с третьей... Человек рождён быть свободным! В особенности если он мужик...
Тень задумалась, Лия молчком показала супругу кулак, а я с самым независящим видом плюхнулся в седло и занялся пристежными ремнями. Кое-где далековато загрохотал гром. Полные мыслей о нравственности рыцаря в отношении сбежавшей дамы сердца, мы взмыли ввысь. Свежайший ветер стукнул в лицо, солнышко заливало золотом весь ландшафт, а гром...
- Удивительно, на небе ни одной тучки.
- Нет, вон целое стадо на горизонте, а в центре белоснежное облачко, - поправила дальнозоркая.
Я попробовал приглядеться, затенив ладонью глаза. Что-то схожее вправду имело место. Такое воспоминание, как будто свора неприятных ворон интенсивно долбит одинокого лебедя. Очень странноватое поведение для безопасных туч.
- Да это Локхайм! Они отбиваются от каких-либо крылатых тварей. Тень, пожалуйста, покажи самую высшую скорость, на которую только способны истинные драконицы.
- А ты больше не будешь глумиться над дамами?
- Нет, я начну им монументы ставить, при жизни!
- Тогда вперёд! - здесь же согласилась драконица, замахав крыльями во всю мощь. Мы помчались на всех парах, как курьерский поезд на гонках "Формула-1". Ветер свистел в ушах, глаза слезились, а рубаха надувалась пузырём. Не прошло и получаса, как мы были на месте. Картина - прямо-таки страшная! Тающий Город, вертясь загнанной в угол болонкой, отбивался от 2-ух либо трёх 10-ов здоровых горгулий. Я лицезрел таких на Ристайльской битве. Лысые, уродливые мортышки с мускулами цирковых атлетов, и все под два метра ростом. На лапах когти, на локтях и пятках шипы, а перепончатые крылья покрыты плотной, как будто резиновой, кожей. Они с осиплыми кликами кидались на Локхайм, стараясь опуститься на крыши, но город пока удачно отплёвывался молниями, пытаясь уйти от неравной драки. Нас поздно увидели... И неприятели и друзья даже не сообразили сходу, что, фактически, вышло. Сходу три летающие твари упали вниз, попав под ослепительную струю пламени. А позже начался воздушный бой! Горгульи, забыв, кого пришли лупить, кучей обвалились на нового неприятеля. Эх, братцы... Было время, когда я ругал полёты на Вероникиной метле, было время - зарекался летать на охотящемся Зайчике, но такое-е-е... Посиживать на дерущейся драконице в самый разгар схватки - ужаснее харакири! Выбрать настолько длинный и экзотический путь самоубийства способен только заядлый мазохист. Штопор, пике, финты, планирование вниз на боку, ввысь по спирали, нырки с переворотом, мёртвые петли - и всё это в кольце противников, одичавшем визге горгулий, рёве пламени и иных сопутствующих красотах. Как мы сели - не помню. Как меня отвязывали от седла, укладывали на траву и уже практически отпевали - тоже не помню. Это куда круче болтанки в море. У меня слабенький вестибулярный аппарат. Укачивает... Надеюсь, всё кончилось и я уже погиб? Пришёл в себя спустя целую вечность от того, что мою руку сжимал мой отпрыск:
- Папа, вставай...

***


- Мы задумывались, что вы ранены, - тихо говорила Лия, меняя мне прохладный компресс на лбу. Иван вертелся рядом, катаясь верхом на Бульдозере. Малая Ольга, вереща, путалась у их под ногами. Вероника о чём-то болтала с отдыхающей драконицей. На чёрной шкуре Тени показывалось огромное количество ран, но, по-видимому, серьёзной не было ни одной. Метрах в 10 от нас на земле стоял Локхайм. Тающий Город был несколько замызган, его наверное уже издавна не приводили в порядок, но общая краса ещё давала о для себя знать даже через слой копоти и пыли.
- Где горгульи?
- Тень их всех одолела! - гордо доложила белобрысая медсестра. - Ух и стычка была, милорд! Жалко, что вы не лицезрели, вас тошнило... Она лупила их крыльями, палила огнём, рвала когтями, била хвостом! Мы завербовали для себя очень серьёзного союзника. Когда она соединится с Зайчиком, - Раюмсдалю конец!
- Точно. Бери шинель, пошли домой. Доверим двум влюблённым драконам похоронить наших противников, а сами куда, на, пенсию?
- Вот вечно вы так, лорд Скиминок... Все мои благие намерения как-то вывернете - и весь мудрейший военный план коту под хвост! А может, я ночами не спала, его вынашивая...
- Не дуйся! - Я приподнялся и сел, - Забери влажную тряпку, мне уже полегчало. У нас есть чем перекусить? Утром не евши.
- Сию секунду доставлю из Локхайма, у их кладовая вечно была набита под завязку. Надеюсь, склочный царевич ещё не всё слопал...
Лия унеслась в Тающий Город. Иван оставил Бульдозера на попечение принцессы, чтобы не сбежал, и на минуточку присел рядом со мной.
- Па, а почему ты так длительно не приходил?
- Поэтому, что кое-кто удрал с тётей Вероникой непонятно куда! Да хорошо... - Я с наслаждением придавил его к для себя и потрепал за чуб. - Не изображай очень искреннее раскаяние - я для тебя всё равно не верю, сам таковой.
- Эх, папа, как было любопытно! Мы...
- Ты мне лучше расскажи, непослушливый мальчишка, для чего вы трогали кристалл?
- Это не я, - здесь же сделал добросовестные глаза мой отпрыск. - Это она. Такая вредная девчонка! Залезла на стул и стала вытаскивать голубий камень - мы сходу ввысь полетели. Я когда увидел...
- Погоди, погоди... Сколько мне помнится, Ольга ещё малая, лопочет через пень-колоду, а кристалл делает только чёткие указания. Ты хочешь сказать, что он реагировал на её не разбери-поймёшь?!
- Ну... да! Я успел подбежать, шлепнуть её по попе и говорю: "Руки ввысь!" Она подняла, но мы уже летели. А позже Вероника нас снова отыскала.
- Всё ясно. Повинны оба. Она возложила руки, а ты отдал команду "ввысь", да? Признавайся, лорд Скиминок-младший, так дело было? - попробовал нахмуриться я.
Он смущённо хмыкнул и поднял брови, смотря на меня хитрющими очами.
- Хорошо, давай мириться. Обещай мне, что больше никогда не будешь кататься на Локхайме в отсутствие взрослых!
- Угу.
- Тогда пошли завтракать, вон Лия несёт полный поднос. Мы встали, Иван вскарабкался мне на плечи, и я со "вторым этажом" двинулся к уже расстеленной скатерти. Вся наша разношерстная команда вольготно развалилась на травке, каждый получил по большущему бутерброду с ветчиной и сыром, взрослые - по кружке сидра на десерт, а детки - по апельсину и россыпь орехов с изюмом. Общую умиротворённость несколько напортил мой рачительный мальчишка:
- Папа, а тётя Луна не будет завтракать?
- Нет, - ровно произнёс я в гробовом молчании.
- А почему?
- Она... занята. У неё на данный момент настолько не мало дел. Ешь давай, не отвлекайся.
- Отлично, - послушливо кивнул он. - Тогда я оставлю ей половину апельсина?..
- Сам съешь, Ванечка, - тихо попросила Лия. - Я ей дам апельсин, там в кладовой ещё есть.
В общем, мы быстренько накормили деток и спровадили их поиграть с драконицей, а сами засели за военный совет. Это было наилучшее, что могло стремительно развеять гнетущую атмосферу, облачком упавшую на общее настроение. Ребята взяли себя в руки, старательно делая вид, как будто ничего не вышло. Пожалуй, очень старательно...
- Вероника, доложи обо всём по порядку.
- Слушаюсь, лорд Скиминок. Когда вас похитила эта чёрный дракон...
- Драконица. По имени Тень. Согласно моим указаниям по заблаговременно утверждённому плану, - откорректировал я.
- Понятно, - поклонилась Вероника. - Итак, когда вы улетели, ваш оруженосец принял маршальский жезл. По его приказу я прыгнула на метлу и отправилась в погоню за Локхаймом. Мне было доверено узнать, кто его угнал, и наказать негожего правонарушителя. Тающий Город я изловила приблизительно через час. Представьте моё удивление, когда никакого злодея не обнаружилось. А Оля с Иваном, кивая друг на друга, сбивчиво пробовали мне разъяснить, как они ничего не трогали, а Локхайм взял ну и полетел... - Все невольно заулыбались. Наказание молодым угонщикам никак не светит, быстрее, напротив, получат ещё по одному апельсину. Меж тем ведьмочка продолжала:
- Совсем убедившись в том, что на борту никого, не считая нас, нет, я решила малость полетать по окружении в надежде повстречать в воздухе вашего грабителя. Дракона я не отыскала, зато нашла удирающий отряд нечисти собственного бывшего супруга. Думаю, отчего бы не развлечься в процессе поиска? Спустилась пониже и начала их гонять. Понимаете, если кристаллу скомандовать: "Огнь!", то с нижней платформы Локхайма вылетает молния. Может быть, я несколько отвлеклась от основной задачки, но зато так отвела душу... Детки вели себя прекрасно, дурачились в меру, были довольно послушливы (иногда), отлично ели и спали. Чёрного дракона, другими словами Тень, первым увидел ваш отпрыск. Я сгоряча шарахнула молнией и только позже сообразила, что было надо подкрасться ближе, тогда бы я завалила её наверное. Но, как досадно бы это не звучало... она сбежала. Мы продолжили погоню и ловили Зингельгофера до мглы. Думаю, если ещё с неделю потренируюсь в управлении летающим городом, то смогу его гонять так же просто, как метлу. Пока у меня некие трудности с прицелом, тормозом и резкими поворотами... А днем на нас напали горгульи. Наверное, за ночь Якобс добрался до бугров и натравил на Локхайм этих скверных тварей.
- Ты молодец, - похвалил я. - Всё делала верно. А вот вспомни, с твоим муженьком не было царевича?
- Н-нет... по-моему, нет. Хотя... сверху не всегда отлично видно, они двигались под прикрытием деревьев, избегая открытых мест.
- Ясно. Готовьтесь к бою. Через полчаса мы вылетаем. Если у Якобса Зингельгофера есть душа, я её вытрясу!

***


Лия и Бульдозер летели на Тени. Я, Вероника и малыши - на Локхайме. Простота управления Тающим Городом практически обвораживала. Практикантка ушла укладывать детей поспать после обеда, а я тренился в различных манёврах, старательно, как в армии, произнося приказы чётким командирским голосом. Лысый бугор с памятной пещерой уже желтел на горизонте. Надеюсь, они успели приготовиться к нашему визиту? Согласно моим указаниям, супруги совместно с драконицей должны стукнуть с тыла, приземлиться и, отплёвываясь огнём, занять радиальную оборону, пока я разношу всё сверху. По зрелом размышлении мы решили, что царевича там быстрее так-таки и нет. По другому Вероника наверное увидела бы отряд Брумеля, обязанный висеть на хвосте у Раюмсдаля. Но в любом случае это стоило проверить. Правда, пока я достаточно смутно представлял для себя вероятные бои снутри пещеры: Тень туда не войдёт, а нас с Бульдозером будет мало. Но задавить это осиное гнездо когда-нибудь всё равно нужно. Короче, летим, на месте видно будет...
Возвратилась вперёдсмотрящая Вероника и указала биноклем на ряд еле приметных чёрных точек прямо по курсу.
- Это летающие мерлины на коврах. Маленькая сошка, но могут учинить определённые проблемы. Подпустить ближе?
- Пожалуй... Так ты говоришь, что довольно сказать "Огнь!" и повернуть камень в сторону предполагаемой мишени?
- Да, милорд. Молнии время от времени стреляют достаточно звучно, но деток мы не разбудим, в комнате полная шумоизоляция, ну и сами дети здорово погуляли, дремлют как сурки.
- Тогда давай попробуем, я наведу, а ты восемнадцать раз попорядку скажешь: "Огнь!" Готова?
- Огнь, огнь, огнь... - стремительно затараторила практикантка.
Локхайм мелко задрожал и обвалился на противников зияющей пулемётной очередью. Мерлины, либо как их там ещё, стали вспыхивать ровненькими осторожными огоньками. После второго залпа ничтожные остатки ковролётчиков сыпанули от нас стаей перепуганных воробьёв. С первой линией обороны мы совладали, что у нас на 2-ое? Из-за холмика, завывая, вылетел десяток злостных горгулий, вроде тех, что нападали на Локхайм ранее. Они кинулись нам во фланг, но, до того как я навёл на их голубий кристалл, Тень стукнула длинноватой струёй пламени наперехват, разом ликвидировав половину. Остальные кинулись наутёк, чуть завидев драконицу. Ну что, нечисть поганая, кого вы ещё сможете нам предложить? Я направил Тающий Город вниз и завис прямо над входом в пещеру. Тень чёрной ласточкой облетала весь бугор, поливая огнём подозрительные места вероятной засады. Несколько раз вправду раздавались предсмертный вой и клики.
- Вероника, я пошёл. Локхайм на для тебя, детки тоже. В случае чего, действуй согласно обстановке. Я стремительно.
- Не беспокойтесь за нас, милорд. - Молодая ведьмочка поднялась на носки и чмокнула меня в щеку. - Вот, наденьте на палец.
- Кольцо волшебной защиты! - сходу вызнал я. Когда-то у меня было такое. Прекрасное костяное украшение в виде рыбки, держащей во рту розу, быстрее даже перстень, чем кольцо. Очень нужная вещичка, если вы хотят засунуть нос в подземелье, полное чернокнижников, вампиров, ведьм и иной нечисти. Действует безотказно! Хоть какое заклинание, направленное на вас, здесь же отфутболивается вспять с двойной силой удара по злопыхателю...




Возможно Вам будут интересны работы похожие на: В.И.Аннушкин 19 страница:


Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Похожый реферат

Cпециально для Вас подготовлен образовательный документ: В.И.Аннушкин 19 страница